Назад

Благословение Симона Кананита

В этом году исполняется 140 лет с момента основания Ново-Афонского монастыря – крупнейшего духовного центра Северного Кавказа.

Ново-Афонский монастырь

Ново-Афонский монастырь

На месте гибели апостола

В 1875 году русские монахи со Святой Горы Афон пришли на берег реки Псырцха, чтобы возвести храм в честь одного из двенадцати апостолов Иисуса Христа – Симона Кананита. Именно у него на свадебном пиру Господь сотворил Свое первое чудо, превратив воду в вино.

Жизненное пространство отвоевывали у горы ценой неимоверных усилий. Иноки вывозили тонны горных пород при полном отсутствии дорог

В 55 году по Рождестве Христовом Симон Кананит вместе с другим учеником Христа – Андреем Первозванным – прибыл в страну Абхазскую, чтобы проповедовать Слово Божие. Оба апостола остановились в городе Севасте (Сухуме). Затем Андрей отправился вдоль моря в землю джигетов, а Симон обосновался в пещере ущелья реки Псырцха. Как долго продолжалось его служение – неизвестно. Мы знаем лишь, что явленные чудеса и знамения многих обратили к вере Христовой.

Но не может светильник укрыться под спудом… В пору жестокого гонения на христиан апостол подвергся преследованиям. Его схватили и распяли на берегу Псырцха, неподалеку от пещеры. Место казни и доныне считается святым. Именно здесь с высочайшего соизволения государя императора Александра II был возведен Ново-Афонский монастырь.

Внутреннее каре монастыря: келейный корпус и домовый храм

Внутреннее каре монастыря: келейный корпус и домовый храм

Царство труда

Нелегко пришлось первым строителям – афонским монахам во главе с архимандритом Иероном (Васильевым), будущим настоятелем обители. Вокруг было дикое место – горы и непроходимые заросли. Но уже через год появились первые здания, а в день освящения храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы состоялось открытие школы, в которой стали обучаться 40 абхазских мальчиков. Половина из них были круглыми сиротами и находились на полном содержании обители.

Святые апостол Симон Кананит и целитель Пантелеимон, держащие икону Божией Матери "Избавительница" на фоне Ново-Афонского монастыря

Святые апостол Симон Кананит и целитель Пантелеимон, держащие икону Божией Матери "Избавительница" на фоне Ново-Афонского монастыря

Пещера, где жил апостол Симон Кананит

Пещера, где жил апостол Симон Кананит

Монахи не только вели инженерно-гидрологические работы, возводили келии и хозяйственные постройки, но и восстанавливали древний храм апостола Симона Кананита, где, как донесло предание, под спудом почивали его святые мощи.

Современники оставили нам свидетельства, позволяющие представить Новый Афон той поры: «Сразу, из томительной пустыни путник попадает в царство огромного труда, не оставляющего ни одного клочка земли без внимательной обработки. Раскрывается картина кипучего и разнообразного хозяйства…» И все благодаря отцу Иерону – поистине замечательной личности!

Отец Иерон

Сын крестьян Костромской губернии, он без остатка посвятил себя возведению и благоустройству обители. В этом маленьком, худом человеке удивительным образом переплелись душевная сила, неукротимая энергия, строгость и сердечная ласка.

Отец Иерон навсегда запомнил слова афонского старца Иеронима: «Тебе Господь Бог и Царица Небесная ссудили строить обитель, а жить в ней после тебя будут другие». Строить – это наказ, который отец Иерон выполнял с горячей молитвой. И вряд ли бы осуществились все грандиозные планы архимандрита без благословения апостола – Симона Кананита и помощи Пресвятой Богородицы.

Центральный придел  собора Святого Пантелеимона целителя. охра и кобальт - два главных цвета в интерьере  храма

Центральный придел собора Святого Пантелеимона целителя. охра и кобальт — два главных цвета в интерьере храма

Вскоре на реке Псырцха появились плотина и двухэтажная каменная мельница, пекарня и лесопильня. От плотины проложили каналы, по которым вода орошала сады, поступала в прачечную и на кирпичный завод.

В 1901 году здесь установили две динамо-машины (одна была привезена из Зимнего дворца по распоряжению императора Николая II), и весь монастырь осве тился электричеством.

По руслу реки устроили систему прудов. Вода, переливаясь от верхнего к нижнему, естественно уходила в море. В прудах, чрезвычайно чистых и прозрачных, разводили карпа, карася, форель и даже не обитающую в пресной воде кефаль.

Между водопадами и прудами разбили огороды, на которых выращивали разнообразные овощи и собирали по два урожая в год. Северные березы, напоминавшие братии Родину, прекрасно уживались с олеандрами. Особой достопримечательностью монастыря стал гигантский розовый куст, покрытый несколькими тысячами махровых роз.

Роспись собора святого Пантелеимона: Иоанн Креститель в барабане купола

Роспись собора святого Пантелеимона: Иоанн Креститель в барабане купола

Между небом и землей

В 1884 году, обеспечив хозяйственные нужды большого братства и паломников, отец Иерон приступил к постройке верхнего монастыря – места уединенного духовного подвига монашествующей братии. Именно это уникальное архитектурное сооружение мы знаем сейчас как Ново-Афонский монастырь.

Тяжело шло это строительство… Жизненное пространство отвоевывалось у горы ценой неимоверных усилий. Иноки вывозили тонны горных пород при полном отсутствии дорог. Из-за скудости средств работы могли прерваться в любой момент, но благодаря упорству и трудолюбию братьев все трудности были преодолены. В результате один из склонов горы был срыт и превращен в ровную поверхность.

Поднимаясь по крутой каменистой тропинке к монастырю, трудно, почти невозможно осознать, какой немыслимый труд был проделан монахами. Кажется, что грандиозная обитель, возведенная на горе, воспарила между небом и землей…

Фрагмент росписи собора святого Пантелеимона: Успение Пресвятой Богородицы

Фрагмент росписи собора святого Пантелеимона: Успение Пресвятой Богородицы

Фрагмент росписи собора святого Пантелеимона: ангелы

Фрагмент росписи собора святого Пантелеимона: ангелы

По последнему слову техники

Монастырь был построен по афонской традиции в виде четырехугольника с храмом в центре. Стены келейных и хозяйственных корпусов, являясь естественной преградой, выполняли функцию каменной ограды. В нее органично вписались пять храмов и 50-метровая колокольня, под которой находилась огромных размеров трапезная, вмещающая до тысячи человек. Еще ниже размещалась кухня, откуда на железных цепях поднимали тяжелые котлы с едой.

К трапезной примыкали больница и аптека. На втором и третьем этажах были устроены монашеские кельи. Причем каждому из 750 человек братии полагалась отдельная комната.

Была в монастыре хорошо продуманная система отопления, вентиляции и дренажа. Это сложное инженерное сооружение располагалось под землей на четырех уровнях. Кельи и храмы отапливались теплым воздухом, который подавался по подземным трубам. А вода, стекавшая с гор сплошным потоком в период дождей, выводилась наружу, не причиняя вреда фундаментам и кладке мощных стен.

Старый паровоз - своеобразный памятник узкоколейной железной дороги монастыря

Старый паровоз — своеобразный памятник узкоколейной железной дороги монастыря

Монастырские сады

Западные ворота вели в сад, где подвизались монахииконописцы. Другой, еще более обширный сад, был разбит на выходе из восточных ворот. Что здесь только не росло! Апельсины и мандарины, лимоны и хурма в изобилии давали непривычные для русского человека плоды. Плодоносили даже финиковые и банановые пальмы!

Под монастырскими стенами устроили ботанический сад с образцами редких субтропических растений. В саду разместились многочисленные мастерские: медницкая, токарная, столярная, литейная, кровельная, кузнечная, позолотная, кожевенная. И везде кипела работа…

Недалеко от мастерских находился лесоспуск. Лес доставлялся с гор при помощи вагонеток. Узкоколейная железная дорога, купленная по случаю отцом Иероном, опоясывала весь монастырь. Она проходила вдоль различных складов, кладовых, амбаров, мельницы, хлебопекарни и даже связывала с монастырем отдаленную каменоломню и кирпичный завод. Часть железной дороги уцелела высоко в горах, где и сейчас стоит поржавевший, изрешеченный пулями последней войны паровозик.

Плотина в нижнем парке

Плотина в нижнем парке

За стенами обители

Можно долго описывать монастырское хозяйство, поражаясь его размаху и рациональности. Взять хотя бы масличные плантации, где росло 14000 деревьев. Оливковое масло высочайшего качества шло не только на нужды монастыря, но и на продажу.

Требовал постоянного ухода и обширный виноградник, раскинувшийся у стен новоафонской обители. Были у монахов и собственная винодельня, две пасеки по четыреста ульев каждая. А также заводы – свечной и конный. Известно, что в годы Первой мировой войны лучшие лошади безвозмездно поставлялись на фронт.

Под монастырскими стенами был устроен ботанический сад с редкими растениями. До прихода русских монахов на этих горных склонах ничего подобного не росло

Все, за что ни брались монахи, давало чудесные плоды. При этом обширнейшая хозяйственная деятельность, конечно, не была самоцелью. Только молитва могла по-настоящему преобразить и самих людей, и эти благодатные места.

Царская аллея

Монастырь насчитывал шесть храмов: Вознесения Господня, святого апостола Андрея Первозванного, в честь преподобных отцов Афонских, мученика Иерона и иконы Божией Матери «Избавительница». Самым величественным сооружением стал пятикупольный собор во имя великомученика и целителя Пантелеимона. В нем одновременно могут поместиться более трех тысяч человек.

Первый камень в основание этого собора в 1888 году заложил сам император Александр III, который прибыл на торжественную церемонию закладки вместе с супругой – императрицей Марией Федоровной.

Позднее на месте встречи царя с настоятелем и братией возвели часовню, а тропу, по которой Александр III поднялся пешком от причала до монастыря, обсадили кипарисами и назвали Царской аллеей.

В честь императорской четы был отлит малый колокол. Государь же, в свою очередь, преподнес музыкальные куранты, которые и сегодня украшают башню колокольни.

Место молитвы

В 1900 году главный престол храма освятили во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона. Величественный собор был построен в нововизантийском стиле, широко распространенном в русском церковном зодчестве в конце XIX – начале XX веков.

О росписи храма следует сказать особо. Выполненная в 1911–1914 годах мастерами под руководством художников А.В. Серебрякова и Н.В. Молова, она поражает своим реализмом и непривычными художественными формами.

В главном алтаре Иисус Христос изображен сразу в двух лицах, а среди апостолов невозможно отыскать Иуду – ничто не выделяет его из учеников. Роспись с преобладанием голубых, коричневых и золотистых тонов уникальна еще и тем, что стала одним из последних памятников дореволюционной русской иконописной школы.

Новоафонские монахи вели большую просветительскую и миссионерскую деятельность. Мальчиков учили в общеобразовательной, а взрослых – в церковно-приходской школах, проповедовали и повсеместно распространяли духовные книги.

Ежегодно обитель посещало множество паломников – от крестьян до высших лиц государства. Здесь побывали и наместник Кавказа великий князь Михаил Романов, и сам император Николай II. Новый Афон посетили также классики русской литературы – Чехов и Горький.

Влияние монастыря простиралось далеко за пределы Абхазии. Его подворья находились в Пицунде, Сухуме, Новороссийске, Туапсе, Ейске, Петербурге. Русское правительство видело в обители не только место подвигов братии, но и центр духовно-нравственного развития Кавказского края и всех православных христиан. Никогда ранее юг России не знал подобного монастыря. Призванный нести свет и просвещение в землю Абхазскую, он служил спасительным маяком тысячам паломников, стекавшихся со всех уголков Российской империи.

Наталья Батраева, фото автора