Назад

Воистину царская

Преображенская церковь в селе Большие Вяземы – одна из самых величественных в Подмосковье. В ней молились Борис Годунов и Петр I, Александр Пушкин и Николай Гоголь. О чем еще могут поведать паломнику древние стены храма?

Преображенская церковь в селе Большие Вяземы

Преображенская церковь в селе Большие Вяземы

На Большом Смоленском тракте

Первые документальные упоминания о Вяземах относятся к 1550-м годам. Здесь находилась конечная перед Москвой почтовая станция на Большом Смоленском тракте, который связывал столицу Российского государства с Западной Европой.

Царь Федор Иоаннович, восшедший на престол в 1586 году, подарил Вяземы своему шурину Борису Годунову. Тот развернул в своем новом владении большое строительство. На рубеже XVI–XVII веков здесь появился целый городок, окруженный стеной, за которой шумел торжок и высился дворец с двумя деревянными церквями. После возведения на реке Вяземке плотины усадьбу украсили три пруда.

Борис Годунов полюбил эти живописные места и часто принимал в своей резиденции иноземных послов перед их торжественным въездом в Москву.

Борис Годунов

Борис Годунов

«О пяти главах»

Центром усадьбы стал монументальный «храм камен о пяти главах», освященный во имя Живоначальной Троицы. Он был построен в один год с колокольней Ивана Великого и, как считали современники, символизировал возвышение годуновского рода.

Чуть поодаль от церкви стоит стройная изящная звонница, о которой еще триста лет назад писали, что она «особливого рода, каких нигде не видно». Автором обоих сооружений является, скорее всего, Федор Конь – самый талантливый зодчий того времени.

Величественный храмовый ансамбль производил сильное впечатление на всех, кто здесь бывал. Даже невеста Лжедмитрия Марина Мнишек, в мае 1606 года проезжавшая через село, была поражена увиденным. В своем дневнике она тогда записала: «Церковь воистину царская, великолепно украшенная».

Но это не помешало солдатам, сопровождавшим Мнишек, оставить на стенах храма многочисленные надписи на польском и латинском языках. Самое известное «граффити» датируется 1 ноября 1618 года, когда католическая церковь празднует День всех святых.

Дом Голицыных в Больших Вземах

Дом Голицыных в Больших Вземах

Новое освящение

Зимой 1619 года московские бояре и духовенство торжественно встречали возвращавшегося из польского плена патриарха Филарета (Романова), отца царя Михаила Федоровича. Эта встреча произошла, как свидетельствует летопись, на мосту через речку Вяземку.

В Больших Вяземах не раз бывал и внук Филарета – царь Алексей Михайлович. Следуя на богомолье в Саввино-Сторожевский монастырь, он делал здесь остановку и всегда посещал сельский храм. Царь любил эту церковь и щедро жертвовал на ее благоукрашение.

Однако в дальнейшем село потеряло значение государевой резиденции. Его новая жизнь началась только в 1694 году, когда Петр I подарил усадьбу своему «дядьке» – князю Борису Алексеевичу Голицыну. Так царь отблагодарил его за спасение во время стрелецкого мятежа.

При Голицыне алтарь Троицкого храма был переосвящен в честь праздника Преображения Господня. Что двигало тогда князем, воспитавшим царя-реформатора, сейчас сказать трудно. Возможно, это было сделано в память о селе Преображенском, где прошли юные годы Петра.

Царственный воспитанник до конца жизни питал к своему «дядьке» глубокое уважение. Дважды – в 1701 и 1705 годах – Петр посещал Большие Вяземы. В один из этих приездов он, возможно, и посадил ту ель, которую долгие годы называли «деревом Петра». Ее показывали посетителям усадьбы вплоть до революции 1917 года.

Пушкин в Вяземах

Оставаясь с той поры во владении голицынского рода, Большие Вяземы постоянно расширялись и благоустраивались. А неподалеку стояла другая усадьба – Захарово, о которой юный лицеист Александр Пушкин писал:

«Мне видится мое селенье,

Мое Захарово; оно

С заборами в реке волнистой,

С мостом и рощею тенистой

Зерцалом вод отражено».

Памятник Александру Пушкину в селе Захарово

Памятник Александру Пушкину в селе Захарово

Бабушка поэта, Мария Алексеевна Ганнибал, приобрела усадьбу в 1804 году, и каждый летний сезон – с мая по сентябрь – в течение шести лет здесь жило все ее семейство. Собственного храма в Захарове не было, поэтому маленький Саша вместе с родителями, бабушкой и сестрой Ольгой ходил в Большие Вяземы на воскресную литургию. И его первые духовные переживания связаны, несомненно, с Преображенской церковью.

После обедни Пушкины заходили к хозяину поместья князю Борису Владимировичу Голицыну, и Саше дозволялось знакомиться с редкими книгами из усадебной библиотеки.

Каждое воскресенье вся семья Пушкиных отправлялась в Большие Вяземы на литургию

Сама эта местность, столь богатая историческими событиями, не могла не пробудить у Пушкина интерес к прошлому. И много позже, когда в Михайловском поэт писал трагедию «Борис Годунов», ему вспомнилось то, что он слышал в детстве от взрослых в Захарове и Вяземах. И эти рассказы, конечно, пригодились в работе.

Он сам хорошо знал названия окрестных деревень, расположенных вокруг бабушкиной усадьбы. В трагедии «Борис Годунов» о них упоминает хозяйка корчмы. Указывая самозванцу путь на Литву, она говорит: «Вот хоть отсюда свороти влево, да бором иди по тропинке до часовни, что на Чеканском ручью, а там прямо через болото на Хлопино, а оттуда на Захарьево, а тут уж всякий мальчишка доведет до Луевых гор».

Детские впечатления легли и в основу романа «Евгений Онегин». Описание имения главного героя напоминали читателям Вяземы, а в рассказе об имении Лариных угадывалось Захарово.

Где покоится брат поэта

Известно, что у Пушкина был младший брат Николай. Они вместе проводили летние дни в усадьбе бабушки. Иногда дружно играли, иногда ссорились. Когда шестилетний малыш серьезно заболел, Александр сильно переживал и старался, как мог, поддержать брата. Пушкин вспоминал, что, будучи очень слабым, Николенька не падал духом и, желая подразнить Александра, даже показал ему язык. А вскоре его не стало. Он умер 30 июля 1807 года и был похоронен за алтарем Вяземского храма.

После революции могила Николая долгое время пребывала в запустении и могла исчезнуть совсем. Но теперь место захоронения младшего брата Пушкина обихожено, надгробный памятник отреставрирован.

Надгробие на могиле Николеньки  Пушкина, брата поэта

Надгробие на могиле Николеньки Пушкина, брата поэта

В Первую Отечественную

В конце лета 1812 года, после Бородинского сражения, Большие Вяземы оказались на пути следования русских и французских войск. 29 августа в селе разместилась главная квартира нашей армии. Здесь Михаил Кутузов принимал непростые решения, отсюда отдавал войскам приказы. И, конечно, трудно представить, чтобы в такие трудные для нашей армии дни Михаил Илларионович не нашел времени помолиться в вяземском храме, испрашивая у Господа победу над врагом.

30 августа Кутузов приказал покинуть село. В тот же вечер Вяземы заняли французы. Так случилось, что Наполеон ночевал в усадебном доме на том же диване, что и Кутузов, с разницей всего в одни сутки. Тогда же французские солдаты нагрянули в вяземский храм, чтобы поживиться каким-нибудь добром. К счастью, к тому времени все ценное и в первую очередь церковные святыни были вывезены в Москву и спрятаны в частных владениях.

На прогулке

На прогулке

Два генерала

Из всех владельцев Больших Вязем выделяются два брата – боевые генералы Борис Владимирович и Дмитрий Владимирович Голицыны. Будучи неординарными и высокообразованными людьми, они стремились превратить свою подмосковную усадьбу в «обитель поэзии и философии» и часто приглашали в Большие Вяземы известных людей своего времени – мыслителей и поэтов.

В 1812 году Борис Голицын был одним из адъютантов генерала Барклая де Толли. При Бородине Борис Владимирович получил серьезное ранение, от которого скончался в январе 1813 года. Его прах покоится в Борисоглебском приделе вяземского храма. Но надгробие в советское время по каким-то причинам перенесли в Донской монастырь.

Нижний храм во имя Николая Чудотворца. Галерея

Нижний храм во имя Николая Чудотворца. Галерея

Дмитрий Владимирович Голицын более двадцати лет – с 1820 по 1844 год – занимал должность генерал-губернатора Москвы и оставил о себе добрую память. Он деятельно отстраивал Первопрестольную, возрождавшуюся после пожара 1812 года, особое внимание уделял городскому здравоохранению. Открытие 1-й Градской и Ново-Екатерининской больниц – его прямая заслуга.

Дмитрий Владимирович собрал в Вяземах богатейшую библиотеку, в которой, в частности, была почти полная коллекция русских и иностранных книг Петровского времени. Известно, что каталог голицынской библиотеки составлял литератор С. Шевырев, живший в середине ХIХ века в Больших Вяземах. В 1849 году к Шевыреву приезжал в гости Николай Васильевич Гоголь с главами второго тома «Мертвых душ». Великого русского писателя тогда часто видели идущим по дорожке к церкви на вечернюю службу.

Расстрелянные в Бутове

После революции усадьба Большие Вяземы, как и многие другие дворянские гнезда, пришла в запустение. Барский дом стоял в саду с заколоченными окнами. Вяземский храм ждала печальная участь. В тридцатые годы его закрыли, а на прихожан и священников начались гонения. Последний настоятель священник Василий Горбачев, дьякон Николай Запольский и прихожанка Елизавета Тимохина были доставлены в звенигородское отделение НКВД. После допросов и формального следствия в 1938 году их расстреляли на Бутовском полигоне.

Такой вот необычный образ святой  Матроны Московской можно увидеть в Больших Вяземах

Такой вот необычный образ святой Матроны Московской можно увидеть в Больших Вяземах

В 50-е годы группа верующих из Москвы и Подмосковья ходатайствовала перед властями об открытии храма. Они составили коллективное письмо в Совет Министров СССР, но им не пошли навстречу. Более того, в это время была снесена колокольня XIX века и разбита уникальная белокаменная корона под крестом центральной главы.

Вместе с тем справедливости ради следует сказать, что определенные реставрационные работы в храме все же велись. Благодаря им почти целиком сохранились первозданные фрески XVII столетия и была спасена от падения красавица-звонница.

И на это действительно стоит посмотреть. Тем более что Большие Вяземы находятся совсем недалеко от Москвы – в сорока пяти километрах к западу от столицы.

ФРЫ ФРЕСОК XVII века в верхнем (Преображенском) храме

Фрагмент фрески XVII века в верхнем (Преображенском) храме

Как в годуновское время

-В 1992 году после длительного перерыва в нашем храме наконец восстановилась молитвенная жизнь. Сначала богослужения совершались в одном из приделов, а в 1999 году храм целиком вернули общине. Я служу здесь с 2006 года – ровно десять лет. И мне радостно, что сейчас Спасо-Преображенская церковь предстает перед нами такой же, какой была в годуновское время. Но к старинным иконам теперь добавились образы современного письма. Это иконы Божией Матери «Боголюбская» и «Неупиваемая чаша», образы Иоанна Предтечи, святителя Спиридона Тримифунтского, преподобной Марии Египетской, царственных страстотерпцев и другие.

Есть иконы, хранящие частицы мощей преподобного Сергия Радонежского, преподобного Саввы Сторожевского, благоверных Петра и Февронии. А самым примечательным произведением церковного искусства в обновленном убранстве храма является, пожалуй, мозаичный престол в алтаре Никольского придела и там же, на горнем месте, мозаичная икона Спасителя, сказал в беседе с корреспондентом журнала настоятель церкви протоиерей Пвел Карташев.

Настоятель церкви протоиерей Пвел Карташев

Настоятель церкви протоиерей Пвел Карташев

Полезная информация:

Храм Спаса Преображения

Адрес: 143050, Московская обл., Одинцовский р-н, пгт Большие Вяземы

Настоятель: протоиерей Павел Карташев

Тел.: 8 (495) 598-22-47

Сайт: www.храмвяземы.рф

Как добраться:

1. Общественным транспортом: электричкой с Белорусского вокзала до станции Голицыно, далее автобусами № 38, 55; маршрутками № 38, 79, 1055 до остановки «Институт» (она третья по счету).

2. На автомобиле: ехать по Можайскому шоссе, на 43-м километре свернуть налево, на улицу Институт (указатель «Историко-литературный музей-заповедник А.С. Пушкина). С улицы Институт свернуть направо к автостоянке.

В парке

В парке

Александр Алиев,

фото Олега Серебрянскго