Назад

Ворота в Сибирь

Трудно поверить, каким величием обладал некогда этот крошечный городок с 9-тысячным населением. Перепробовало Верхотурье немало ролей и в конце концов остановилось на одном предназначении – носителе чуда.

Трудно поверить, каким величием обладал некогда этот крошечный городок с 9-тысячным населением

Трудно поверить, каким величием обладал некогда этот крошечный городок с 9-тысячным населением

От тюрьмы до святости

Верхотурье называли и «воротами в Сибирь», и «денежной мошной», и «местом святого паломничества», и «тюремным городом». Черты былых ролей крошечный городок несет и по сию пору. Имеются здесь и святыни, и транспортный узел, и районный центр, и тюрьма. Располагалась она (точнее колония для несовершеннолетних) в самом центре, в Никольском монастыре. Монастырь был огромный, величественный, самый крупный его храм, Крестовоздвиженский собор, способен был вместить 10 000 верующих. И это при том, что все население Верхотурья до революции не превышало 3500 человек! Ныне в соборе хранится главное чудо Верхотурья: благоухающие мощи святого праведного Симеона Верхотурского.

Крестовоздвиженский собор, способен был вместить 10 000 верующих.

Крестовоздвиженский собор, способен был вместить 10 000 верующих.

Симеон родился в начале XVII века в европейской части России, в богатой дворянской благочестивой семье. После смерти родителей, повинуясь Промыслу Божиему, отправился на восток, за Уральские горы. Пропитание добывал рыбалкой и швейным ремеслом. В сельце Меркушино, в 50 верстах от Верхотурья, Симеон решил остаться. Он любил уединение и все так же жил рыбалкой да пошивом шапок. Прожил недолго – 40 лет (ибо здоровьем был слаб), похоронен на сельском погосте. И вроде забыли про тихого праведника, но через 50 лет на погосте стал «восходить из земли» гроб с его нетленными останками. Мощи благоухали. Вскоре от них исцелился разбитый параличом человек, за этим последовали и другие исцеления. Митрополит Сибирский Игнатий (Римский-Корсаков, 1692–1700) послал людей для освидетельствования фактов. Симеона объявили святым, а мощи перенесли в Верхотурье, в Николаевский монастырь, который был основан почти одновременно с городом иеромонахом Ионою по приказу царя Бориса Годунова. К святым мощам шли сотни тысяч паломников, город приобрел славу «Уральского Иерусалима».

Симеон Верхотурский

Симеон Верхотурский

Дорога в будущее

Верхотурье был тогда единственным русским городом за Уралом. Стоял он на Бабиновском тракте, дороге, ведущей из России в Сибирь. За Уралом жили враждебные племена, постоянно нападавшие на торговые караваны. И вот однажды соликамский мужик Артемий Бабинов разведал путь более-менее безопасный, проходящий по безлюдным местам. В честь него тракт и назвали. Для укрепленного перевалочного пункта было выбрано место на высоком каменном утесе над рекой Турой. Строительство началось в 1598 году, и очень скоро здесь вырос кремль, крепость, оборудованная по всем тогдашним законам фортификации. Так возникли «ворота в Сибирь».

Вроде забыли про тихого праведника Симеона Верхотурского, но через 50 лет на погосте стал «восходить из земли» гроб с его нетленными останками

Вроде забыли про тихого праведника Симеона Верхотурского, но через 50 лет на погосте стал «восходить из земли» гроб с его нетленными останками

Бабиновский тракт протяженностью 273 версты в течение 250 лет оставался единственным путем за Урал. По нему проходили экспедиции Беринга, Остермаха, Миниха, Бирона, Хабарова. По нему везли в ссылку протопопа Аввакума и многих других противников официальной власти. Дорога имела и второе название – «Государева». Воеводами в Верхотурье ставили только представителей знатных родов, близких родственников царя – Пожарских, Милославских, Пушкиных.

Таможня дает добро

Люди русские приезжали в эти необжитые места, где обитали только полудикие ханты и манси, добровольно. Среди Государства Московского «кликали бирючу» – объявляли набор. Ехали сюда охотно, ведь новоприбывших полностью освобождали от налогов и объявляли «государевыми людьми». Воевода владел печатью, на которой было выгравировано: «Печать государева. Сибирские земли. Город Верхотурье».

Постепенно город вышел на новую стезю: стал «денежной мошной государства», ибо здесь находилась таможня и собирались налоги.

Теперь чудотворные мощи покоятся в Крестовоздвиженском соборе

Теперь чудотворные мощи покоятся в Крестовоздвиженском соборе

Налоги были разные. Например, «явчая» – каждый двигающийся из Московии в Сибирь или наоборот должен был предстать перед вельможами и дать мзду. Или «полозовая» – налог за порчу дороги санными полозьями. А главное – таможенные сборы. Пушнина, золото, алмазы – все богатства Сибири текли в Россию (и дальше в Европу) через узенький коридор, называемый Бабиновским трактом. Верхотурье буквально жирело от денег. Но все, как известно, рано или поздно проходит.

Бабиновский тракт протяженностью 273 версты в течение 250 лет оставался единственным путем за Урал

Бабиновский тракт протяженностью 273 версты в течение 250 лет оставался единственным путем за Урал

В начале XVIII века Петр I установил в Верхотурье «правильную почту», то есть наладил государственную почтовую службу. С 1763 года, когда был налажен более удобный путь в Сибирь, Бабиновский тракт утратил свое значение. Однако Верхотурье не стало хиреть, ибо город вступил на свою третью стезю, превратившись в духовную столицу Урала.

Не хлебом единым

Постепенно в связи с упадком «Государевой дороги» центр города переместился из кремля, где оставался еще воеводский приказ, в монастырь.

Под стенами монастыря на средства Григория Распутина выстроен был гостевой дом. Ждали императора, но приехала только Великая княгиня Елизавета Федоровна (для которой Урал, как известно, позже стал подлинной Голгофой). Про Распутина в Верхотурье до сих пор ходят самые нелепые легенды. Якобы «старец» имел на город свои планы, много здесь начудил (к примеру, лечился от запоя). На самом деле точно установлено, что Распутин был в Верхотурье только единожды: скрываясь в молодости от полиции, он записался в Николаевский монастырь в трудники. Но сбежал, едва только миновала опасность. В «распутинском» доме сейчас расположен городской музей. И за этот деревянный терем до сих пор идет тяжба между монастырем и властями города.

Постепенно в связи с упадком «Государевой дороги» центр города переместился из кремля, где оставался еще воеводский приказ, в монастырь.

Постепенно в связи с упадком «Государевой дороги» центр города переместился из кремля, где оставался еще воеводский приказ, в монастырь.

Но вернемся к святым мощам. После революции советская власть попыталась сделать все, чтобы развенчать миф о чудотворности оных. Первое вскрытие мощей было осуществлено самим товарищем Емельяном Ярославским, которого называли «апостолом атеизма». В 1920 году «горе-апостол» писал: «Мощи Симеона, к которым на протяжении двухсот лет стекались верующие со всех концов России, особенно Урала и Сибири, вскрыты в присутствии 10 тысяч человек…» В 1921 году было произведено второе вскрытие, задачей которого являлось изъятие серебряной раки святого в пользу голодающих. 1924 год – очередное вскрытие, здесь инициатива принадлежала областному здравотделу, утверждающему, что «обряд приложения к мощам негигиеничен». Раку (теперь уже деревянную) опечатали, доступ к святому строго ограничили.

Люди русские приезжали в эти необжитые места добровольно.

Люди русские приезжали в эти необжитые места добровольно.

Монастырь тогда еще жил. Монахи привычно молились, исполняли послушание. Но в 1925 году власть решила разогнать «гнездо контрреволюции». Святая обитель была превращена в тюрьму, затем в колонию для несовершеннолетних. Когда братию выгнали за стены обители, один из иноков, Елизарий (будущий великомученик), пошел в Меркушино. По дороге его поймали красноармейцы и закололи штыками. Ох, сколько в те годы пострадало Божиих людей!

Тайна мощей

Однако мощи уничтожать до поры до времени не решались. Только в 1929 году в Верхотурье прибыла специальная комиссия решать окончательную их судьбу. Специальный уполномоченный товарищ Гейнеман, как сообщает протокол, в присутствии представителей разных слоев верхотурского общества – домохозяек, школьников, пионеров, крестьян, председателей сельсоветов, членов религиозной общины во главе с архиепископом Федором – приступил к вскрытию. Вместе с помощниками Гейнеман переложил мощи в деревянный ящик и организовал «прохождение представителей общественности мимо мощей». И тут случилось нечто неясное, так и не попавшее в официальные протоколы. Комиссия почему-то приняла решение «герметически закупорить содержимое деревянной раки». В открытом виде мощи представляли некую угрозу советской власти. Раку со святым тайно, оформив как «партию домашних вещей», переправили в Нижний Тагил.

Пушнина, золото, алмазы – все богатства Сибири текли в Россию (и дальше в Европу) через узенький коридор

Пушнина, золото, алмазы – все богатства Сибири текли в Россию (и дальше в Европу) через узенький коридор

В Тагиле произошло непредвиденное. Поскольку мощи поместили в «антирелигиозный» отдел художественного музея (а под музей перестроили бывший кафедральный Входо-Иерусалимский собор), туда началось целое паломничество. Представьте: в стране идет борьба с религией, а в антирелигиозный отдел рвутся толпы верующих! Вскоре антирелигиозную экспозицию свернули, мощи были изъяты, а журнал «Советское краеведение» опубликовал разгромную статью, в которой обличил директора музея А.Н. Словцова в религиозной пропаганде. В октябре 1934 года Словцов был арестован за «антисоветское искажение экспозиции музея». Скончался Александр Николаевич в 1944 году в Хабаровском исправительно-трудовом лагере.

Точно установлено, что Распутин был в Верхотурье единожды: скрываясь в молодости от полиции, записался в Николаевский мо- настырь в трудники. Но сбежал, как только миновала опасность

Точно установлено, что Распутин был в Верхотурье единожды: скрываясь в молодости от полиции, записался в Николаевский монастырь в трудники. Но сбежал, как только миновала опасность

Духовная столица Урала

Из нижнетагильского музея мощи святого Симеона увезли в Свердловск и выставили в музее атеизма, размещавшемся в Ипатьевском доме – том самом, где в 1918 году были расстреляны царственные Страстотерпцы. Сначала святые останки были выставлены в экспозиции, но затем их убрали в запасники, и после этого многие верующие считали их безвозвратно утерянными.

Прошло много лет. В конце 80-х годов прошлого века одна из сотрудниц областного музея (а располагался он в соборе Александра Невского) в запасниках наткнулась на экспонат под инвентарным номером 12125. Женщина была верующим человеком и по очертаниям ящика поняла, что это рака. Содержимое ящика исследовали и поняли: вновь обретены мощи Симеона Праведного!

Местный губернатор постановил преобразить, казалось бы, забытое Верхотурье в «Уральский Иерусалим».

Местный губернатор постановил преобразить, казалось бы, забытое Верхотурье в «Уральский Иерусалим».

Верующих в Верхотурье не так уж и много, зато сколько паломников. Приложиться к чудотворным мощам Симеона Праведного жаждут все больше и больше людей.

Говорят, еще относительно недавно все храмы Верхотурья лежали в развалинах. Более-менее содержали в порядке лишь Троицкий собор, включенный ЮНЕСКО в сотню самых значительных архитектурных памятников мира. Но вот местный губернатор постановил преобразить, казалось бы, забытое Верхотурье в «Уральский Иерусалим». Верхотурье снова взошло на стезю духовной столицы Урала. Будем надеяться, на сей раз навсегда.

Геннадий Михеев,

фото автора