Назад

Главное путешествие в жизни человека

В 2016 году исполняется 15 лет со дня выхода первого номера журнала «Православный паломник». Сегодня мы беседуем с главным редактором нашего журнала – митрополитом Рязанским и Михайловским Марком, который стоял у истоков возрождения современного паломничества в России.

Митрополит Рязанский и Михайловский Марк

Митрополит Рязанский и Михайловский Марк

Двадцать пять лет назад, в 1991 году, состоялся первый визит Святейшего Патриарха Алексия II на Святую Землю. Можно ли считать, что именно с этого момента в нашей стране возродилось паломничество к святыням Вселенского Православия?

– Непосредственная причина этой поездки была несколько иная. По традиции вновь избранный Патриарх наносит так называемые мирные визиты Предстоятелям других поместных православных Церквей мира. Осуществляются они в порядке диптиха – то есть исторического первенства Предстоятелей. В этом перечне первое место занимает Константинопольская Церковь. Однако Святейший Патриарх Алексий первый свой визит в качестве Предстоятеля совершил именно на Святую Землю.

Традиционно между Русской и Иерусалимской Церквами были хорошие отношения. Кроме того, Иерусалим – это место, где находятся главные святыни христианского мира: Гроб Господень, Голгофа и другие места, связанные с жизнью Спасителя. Патриарх Алексий II сделал такой выбор, чтобы на Святой Земле получить благословение на свое патриаршее служение. С тех пор группы паломников стали чаще приезжать в Иерусалим. А с 1993 года на Восток начал двигаться уже организованный поток паломников.

– Владыка, в 90-е годы Вы были членом Русской Духовной Миссии и отвечали за прием паломников на Святой Земле. С какими трудностями пришлось столкнуться?

– Когда я приехал в Иерусалим в конце 1992 года в качестве члена Русской Духовной Миссии, мне пришлось полностью выстраивать паломническую деятельность. Я сам писал программы для паломников, сам печатал их, договаривался по поводу транспорта, готовил сопровождающих (монахинь, послушниц), проводил с ними семинары, на которых рассказывал, как лучше донести информацию до паломников. Многое тогда приходилось делать самому.

– Чем запомнилось это время?

– Атмосферой увлеченности. Мы читали литературу о дореволюционном паломничестве на Святую Землю, о жизни в Палестине. Мы всем сердцем ощущали, что живем в период возрождения паломничества русских людей на Святую Землю. Это, конечно, очень сильно воодушевляло, и хотелось, чтобы паломники, приезжая сюда, увидели и узнали как можно больше.

Программа пребывания на Святой Земле была очень насыщенной, и у людей почти не оставалось времени на отдых и сон. Я старался, чтобы было как можно больше литургий. Прежде всего – у Гроба Господня, в Гефсимании, в Вифлееме. Кроме того, служили в Горнем монастыре, нередко еще раз возвращались ко Гробу Господню. Я сам старался по возможности ездить с группами на литургию – или служил, или молился с паломниками, и мне было радостно такое соприкосновение со святынями.

Наша задача – помочь человеку открыть для себя святые места, вернуть тот дух паломничества, который был у наших предков

Помню, одна группа приехала с Синая. Ночью они поднимались на гору, потом был ночлег в Горнем монастыре, а с утра отправились в Гефсиманию. Когда я рассказал об этом настоятелю Гефсиманской обители, он удивился: «Ты что! Ты же их уморишь!» Я говорю: «Паломники приезжают сюда молиться, а спать будут дома».

В 1999 году, накануне 2000-летия Рождества Христова, я старался делать так, чтобы каждая группа побывала на литургии в Вифлеемском храме. Там царит особая трогательная атмосфера. И всегда после богослужения Патриарший наместник в Вифлееме архимандрит Анастасий находил возможность говорить слово паломникам, благословлять их иконками, угощать кофе. Люди уходили из храма окрыленными: лица оживали, глаза светились радостью.

Со многими, кто приезжал в то время в Иерусалим, у меня сложились добрые отношения. Они с благодарностью вспоминают и общие молитвы, и ту заботу, которой были окружены на Святой Земле.

– Как возросло число паломников в то время?

– Оно возрастало постепенно. Паломники стали прибывать и по воздуху, и по воде. Из Одессы приходили теплоходы, на борту которых было по 500 человек. Часто весь Храм Гроба Господня заполнялся русскими паломниками. Однажды одновременно пришло два теплохода, в храме оказалась тысяча паломников. Незабываемое ощущение – как во времена старой России.

– Сколько лет Вы прожили на Святой Земле?

– Семь. И за все это время не возникло ощущения, что я привык к святыням. Позже я стал ездить на Афон. Это одно из любимых мест. Святая Земля дает очень сильные впечатления, но иногда люди не могут ее должным образом «рассмотреть». Суета, толпы туристов, навязчивые продавцы сувениров – все это очень отвлекает от главного. А на Афоне тишина, молчание, молитва. Для многих людей именно паломничество на Святую Гору Афон стало путем воцерковления, местом откровения, местом встречи с Богом.

– Много лет Вы управляли зарубежными приходами Русской Православной Церкви. Что удалось сделать для развития паломничества по Европе?

– Последние два года я был правящим архиереем в Италии, где находится множество святынь неразделенной Церкви. В Рим, Венецию едут поклониться мощам апостолов, первых мучеников, учителей Церкви.

Я думаю, каждый православный человек стремится попасть в город, где находятся мощи святителя Николая. Мне выпала честь от имени Русской Церкви подписывать договор о передаче здания Русского Подворья от Италии – России и участвовать в передаче символического ключа. Теперь у наших паломников появился здесь свой «дом».

Паломничество не должно превращаться в религиозный туризм

Но в Европе есть немало святых мест, куда еще не проложены массовые паломнические маршруты. Например, Эшо. Здесь, под Страсбургом, в церкви святого Трифона находится историческая рака, в которой на протяжении 400 лет хранились мощи свв. Веры, Надежды, Любови и матери их Софии и где сейчас можно помолиться у частицы мощей святой мученицы Софии.

В прошлом году журнал «Православный паломник» писал о норвежском городе Стиклестаде, где был освящен православный храм во имя равноапостольного короля Олафа. Храм возвели на месте гибели святого, который был просветителем Норвегии, как у нас на Руси святой благоверный князь Владимир.

– Каким, на Ваш взгляд, должно быть паломничество сегодня? И какие в связи с этим задачи стоят перед журналом «Православный паломник»?

– Паломничество не должно превращаться в религиозный туризм. Это разные вещи, несмотря на то что «пункт назначения» в том и другом случае один и тот же. Вроде бы люди ходят по одним и тем же местам, видят одно и то же и даже, может быть, прикладываются к святыням, но паломничество – это прежде всего молитва.

Нужно понимать, что паломничество – это самое главное путешествие в жизни человека. Раньше человек разделял путешествия на «святые», которые подробно описывались в путевых заметках, дневниках, и на «профанные», то есть мирские. Последние считались менее важными, их почти не описывали. В наше время все происходит наоборот. Люди едут в другие города и страны, в основном за увеселениями. Для них издается масса путеводителей с подсказками, где и как отдохнуть. А паломничество – это труд души. Трудиться хотят не все, и в этом болезнь современного общества.

Но известно много случаев, когда паломничество внутренне переворачивало человека, которого, казалось бы, и удивить нечем – везде бывал, все видел. Один знакомый попросил меня помочь организовать ему экскурсию по Венеции. Я дал ему контакты протоиерея Алексия Ястребова, настоятеля прихода святых жен-мироносиц в Венеции, автора путеводителя «Святыни Венеции». Позже этот знакомый с горящими глазами говорил мне: «Отец Алексий изменил мое отношение к этому городу!»

Журнал должен рассказывать и об истории паломничества, и о новых маршрутах, и о бесценном опыте, который обретают в паломничестве наши современники. Даже в частной поездке важно, чтобы человек нашел дорогу к святыне.

Записала Елена Живица

фото Олега Серебрянского