Назад

Для домашней молитвы

Храм в честь Сретения Господня находился в Зимнем дворце рядом с жилыми покоями царской семьи и был особенно любим его немного численными прихожанами.

Вид на Зимний дворец.  В.С. Садовников. XIX век

Вид на Зимний дворец. В.С. Садовников. XIX век

В тихом крыле

Перестраивая и расширяя Зимний дворец по велению императрицы Елизаветы Петровны, архитектор Б. Растрелли изначально заложил в план две домовые церкви – Большую и Малую. Большая предназначалась для двора Елизаветы Петровны, которая, по свидетельству современников, строго соблюдала православные традиции, а Малая – для ее племянника, наследника престола Петра Федоровича, и его ближайшего окружения.

Но императрице не довелось увидеть воплощенным в жизнь свой грандиозный замысел. Когда она умерла, были возведены лишь внешние стены дворца. Завершать строительство и заниматься отделкой дворцовых интерьеров пришлось взошедшей на трон в 1762 году Екатерине II.

Новая императрица, любившая размах и роскошь, пожелала оформить оба храма в стиле барокко: и резные иконостасы, и фигуры ангелов, и причудливый декор стен – все сияло позолотой. Над интерьером домовых церквей работали лучшие мастера и иконописцы того времени.

При этом Большой церкви, украшенной особенно богато, отводилась роль главного придворного храма – в ней планировалось совершать торжественные богослужения в дни церковных праздников и по особым случаям в жизни царской семьи: венчании, крещении. А Малая церковь, устроенная в тихой, северо-западной части дворца, по замыслу Екатерины, предназначалась «для частного обихода». 10 января 1768 года архиепископ Новгородский Димитрий освятил ее во имя Сретения Господня.

Храм в честь Сретения Господня находился в Зимнем дворце рядом с жилыми покоями царской семьи и был особенно любим его немного численными прихожанами

Храм в честь Сретения Господня находился в Зимнем дворце рядом с жилыми покоями царской семьи и был особенно любим его немного численными прихожанами

Три страшных дня

После того как в конце 1826 года Николай I с супругой и детьми занял все три этажа северо-западного ризалита дворца, Малый храм получил статус соборной церкви, его значение в жизни императорской семьи значительно возросло. Именно здесь каждый год 14 декабря совершалась служба в память о трагических событиях начала царствования императора, связанных с восстанием декабристов.

Другое трагическое событие произошло также в декабре – в 1837 году. Пожар, который начался вечером семнадцатого числа в Фельдмаршальском зале Зимнего дворца, считается одним из самых разрушительных в истории Российской империи. В огне погибли не только роскошные интерьеры Ф. Растрелли (сына архитектора Б. Растрелли), уникальные предметы искусства, но и бесценные документальные хроники. Почти полностью выгорели третий и второй этажи с домовыми храмами.

Пожар в Зимнем дворце в 17 декабря 1837 года. Б. Грин. 1838 год

Пожар в Зимнем дворце в 17 декабря 1837 года. Б. Грин. 1838 год

В тушении пожара было задействовано очень много людей, но, несмотря на все усилия, огонь не удавалось побороть в течение трех дней. Пламя поднялось на такую высоту, что его видели на расстоянии семидесяти верст от Санкт-Петербурга.

Император Николай I, лично принимавший участие в тушении пожара, воспринял случившееся как величайшую трагедию и приложил все усилия, чтобы в кратчайшие сроки восстановить дворец. На эти цели представители дворянства и купечества готовы были пожертвовать значительную сумму денег. Помочь царственным погорельцам захотели даже простые люди, что особенно растрогало императора. «Эти чувства для меня дороже Зимнего дворца», – сказал тогда Николай. Однако, поблагодарив всех за живое участие, от помощи отказался – «у русского царя довольно и своего».

«Она прекрасна»

Всего через четырнадцать месяцев после трагедии Малая дворцовая церковь под руководством архитектора В. Стасова была полностью восстановлена. К счастью, часть икон удалось спасти. Очистив от копоти, их поместили в новый резной иконостас, который изготовил лучший в Петербурге резчик В. Бобков.

В ризнице Малой церкви хранился крест с частицами мощей Трех Святителей и частицей Животворящего Древа

Т. Нефф – профессор Академии художеств и главный хранитель коллекции картин Эрмитажа – в немыслимо сжатые сроки сумел написать новые иконы взамен утраченных, в том числе и на сюжет Тайной Вечери. По его же эскизу художник Н. Майков расписал потолочный плафон, а И. Дылев воссоздал золоченный барочный орнамент храма.

Поскольку Малая церковь располагалась на втором этаже, а на третьем прямо над ней находилась Бриллиантовая комната, то купольных сводов у церкви быть не могло. А вот звонница была – ее устроили на крыше дворца под барочным луковичным куполом.

После пожара Малую церковь освятили на полтора месяца раньше, чем Большую. Это случилось в 1839 году – в день празднования Сретения Господня. За несколько дней до праздника в Зимнем дворце побывал Николай I. Своими впечатлениями он поделился в письме к сыну Александру: «Малая Церковь совершенно готова. Она прекрасна и, мне кажется, совершенно сходна с прежней. В четверг, ровно после 77 лет ее первого освящения, сбираемся ее вновь освящать».

На следующий день Николай Павлович вновь посетил Зимний и добавил: «…все готово в Малой Церкви к завтрешнему освящению. Церковь удивительно хороша, все образы Неффа отлично хороши и доказывают его необыкновенный талант». А уже после освящения храма, продолжая свое письмо к наследнику, император, не склонный к эмоциональным проявлениям, написал: «Бог сподобил нас… вчера освятить Малую нашу церковь! Началась служба в присутствии вторых чинов двора и всего моего штаба; освящал Киевский митрополит и потом служил обедню, все продолжалось 2 часа 5 минут.

…Признаю, не мог удержаться от слез; на этот раз слез радости и умиления».

В эту церковь на воскресную литургию долгое время ходили не только дети, но и все внуки Николая I. Император, любивший во всем точность и порядок, строго следил за этим. Одна из дочерей вспоминала, что для него «было делом привычки и воспитания никогда не пропускать воскресные Богослужения, и он с открытым молитвенником в руках стоял позади певчих».

Любимый батюшка

Самым известным настоятелем Сретенского храма был протоиерей Иоанн Рождественский, назначенный в Малую придворную церковь в 1862 году. Как отмечали современники, «наружность отца Иоанна была некрасива: огромный рост при большой сухощавости, жидкая и довольно длинная борода, широкий, красный, расплюснутый нос». Но внутреннее обаяние и нравственная чистота этого человека были настолько велики, что делали его истинно красивым.

Протоиерей Николай Рождественский - настоятель Сретенского храма

Протоиерей Николай Рождественский — настоятель Сретенского храма

«Во время проповеди, когда он выходил без подготовки и, начав говорить, вдохновлялся, лицо его, освященное кротостью и умом, казалось прекрасно, как и его речь, захватывающая все внимание толпившейся вокруг него молодежи». А те, кому посчастливилось бывать у него на исповеди, неизменно отмечали, что совет батюшки «всегда практичен, умен и доброжелателен».

Оценить душевные качества этого человека царская семья смогла еще в 1860 году, когда отец Иоанн Рождественский был приглашен ко Двору преподавать Закон Божий детям императора Александра II. Его полюбили все без исключения, и вскоре батюшка становится духовником «императрицы с душой монахини» – глубоко верующей Марии Александровны, а также ее детей: великих князей Сергея и Александра.

Первый духовник последнего императора

За годы жизни при дворе член Святейшего Синода протоирей Иоанн Рождественский получил такое количество наград и знаков отличий, каких не было у многих высокопоставленных чиновников и церковных деятелей того времени. Архивные документы свидетельствуют, что имея огромное влияние на царскую семью, отец Иоанн порой привлекался к решению государственных вопросов. Но никто, даже недоброжелатели батюшки, не могли упрекнуть его в том, что он хоть раз злоупотребил доверием императора. Честность и щепетильность отца Иоанна никогда не подвергались сомнениям. Впрочем, как и его щедрость.

Рано лишившись жены и детей, он всячески старался поддержать своих неимущих земляков – жителей города Вязники. Жертвовал вдовам и сиротам, давал деньги на обучение малоимущим студентам, помогал молодым специалистам обустроиться на новом месте. Многие «видели в нем отца родного», в том числе и его царские воспитанники.

Став совершеннолетним, Сергей Александрович преподнес своему духовному наставнику золотой крест, украшенный драгоценными камнями. Другой его ученик – Александр III, прозванный в народе Миротворцем, всегда находил возможность следить за слабым здоровьем отца Иоанна и трогательно о нем заботиться. Именно к нему в 1875 году он привел своего сына Ники, будущего императора России, на первую исповедь. И последующие семь лет, вплоть до своей смерти, батюшка оставался духовником цесаревича Николая.

Престольный праздник

Решение переехать из Аничкова дворца в Зимний молодые супруги – Николай Александрович и Александра Федоровна – приняли вскоре после венчания в ноябре 1894 года. Почти весь следующий год они лишь наездами были в Зимнем, отдавая дань дизайнерскому таланту старшей сестры императрицы, великой княгини Елизаветы Федоровны, которая занималась обустройством их покоев. При этом Малая церковь оставалась без изменений – такой, какой император помнил ее с детства.

Праздник Сретения Господня в царской семье отмечали особенно торжественно. В этот день во дворец съезжались все члены дома Романовых

Благодаря привычке Николая II почти ежедневно вести дневник мы знаем многие частные подробности его жизни, в том числе отношение к Сретенскому храму. Вот запись от 19 января 1895 года: «Сегодня… поехали с Аликс в Зимний. Осматривали иконы и блюда в Концертной зале. Показал Аликс Малую Церковь».

После переезда императорской четы во дворец упоминания о еженедельных воскресных богослужениях становятся регулярными: «Пошли к обедне в 10 часов», «В 11 часов пошли с детьми к обедне»… 15 февраля 1904 года Николай II записал в дневнике: «По случаю храмового праздника нашей Малой церкви была обедня с семейством и завтраком».

Сретение Господне в царской семье отмечали особенно торжественно, так как избрание на престол родоначальника династии Романовых Михаила Федоровича в 1613 году произошло на второй день праздника. В память об этом событии по давно заведенной традиции на Сретение Господне во дворец съезжались все, кто принадлежал к царской династии.

Начало Великого поста встречали также в Малом храме. 9 февраля 1904 года царь оставил в дневнике следующую запись: «В 11 ходили к часам в Малую церковь». Спустя несколько дней еще одну: «В 11 часов пошли к обедне со всеми детенышами».

В это время императрица вынашивала цесаревича Алексея. Плохое самочувствие то и дело вносило коррективы в ее распорядок дня, но от богослужений в домашнем храме Александра Федоровна старалась не отказываться.

Царь Николай II и его семья

Царь Николай II и его семья

Свеча о здравии

Вскоре после рождения цесаревича семья переехала в Царское Село. Теперь в Зимнем дворце и Малом храме император с императрицей бывали лишь от случая к случаю. Но когда в годы Первой мировой войны в парадных залах дворца развернули военный госпиталь для нижних чинов, Александра Федоровна со старшими дочерьми буквально дневала и ночевала здесь.

Из ее дневников мы знаем: прежде чем пойти в госпиталь, она всегда молилась о раненых и ставила за их здравие свечу. Об этом просила и своих дочерей…

Людмила Дианова