Назад

Единственный в Южной Африке

Церковь во имя преподобного Сергия Радонежского в Йоханнесбурге

Церковь во имя преподобного Сергия Радонежского в Йоханнесбурге

Русскоязычная православная община ЮАР – одна из самых многочисленных на африканском континенте, но своего храма у нее долгое время не было. С появлением церкви во имя преподобного Сергия Радонежского в Йоханнесбурге верующие, наконец, обрели духовную связь с далекой родиной.

С настоятелем храма отцом Даниилом Луговым беседует наш корреспондент Ольга Стефанова

– Отец Даниил, как складывалась русская община в этой стране?

– Русскоговорящую общину можно условно разделить на четыре группы. Первая – это потомки первой волны эмиграции, те, кто уехал из СССР в первой половине прошлого века. Среди них много выходцев из Прибалтики, чьи семьи бежали от Советов во время войны или сразу после нее.

Вторая группа – эмигранты, которые уехали в свое время в Израиль, а потом решили попытать счастья в Африке. С израильским паспортом они без всяких проблем переехали в ЮАР.

Строительство храма завершилось в рекордно короткие сроки. 2 марта 2003 года состоялось его освящение

Третья группа – это те, кто приехал сюда в конце 80-х – начале 90-х годов, когда еще не было посольства ЮАР в России. Эти люди получали визы через различные полулегальные организации, которые за большие деньги предлагали документы, работу и жилье. Как правило, на оплату этих услуг у приезжих уходили последние сбережения. Они брались за любую работу, жили, где придется, часто у случайных знакомых. Но большинство из них все же пробились – нашли занятия по душе, сделали карьеру в бизнесе или науке.

Четвертая группа, пожалуй, самая благополучная с точки зрения адаптации в чужой стране. Это специалисты, которые уехали в ЮАР в основном по приглашению официальных властей страны или частных компаний.

– А как возник приход преподобного Сергия Радонежского? С чего все началось?

– Русских в ЮАР с каждым годом становилось все больше и больше. Но они были разрознены, каждый занимался своими проблемами, пытался, как мог, приспособиться к новой жизни в чужой стране. К концу 90-х возникла необходимость объединения разрозненных групп, и вот тогда многие поняли, как здесь не хватает храма.

Кто-то был искренне верующим человеком и стремился сберечь веру отцов, а кто-то только искал свой путь к Богу. И вот в декабре 1997 года на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II от имени наиболее активных членов зарождающейся общины было направлено прошение о создании прихода.

В начале, чтобы изучить ситуацию в стране, в ЮАР прибыл архимандрит Феофан (Ашурков). Он посетил Преторию, Йоханнесбург, Дурбан, Кейптаун и пообщался с будущими прихожанами.

Протоиерей Даниил  Луговой с учениками воскресной школы

Протоиерей Даниил Луговой с учениками воскресной школы

Некоторое время спустя Святейший Патриарх Алексий II принял в Москве вице-президента ЮАР Табо Мбеки и обсудил с ним возможность открытия русского православного прихода в Южной Африке. Табо Мбеки заверил, что власти ЮАР всячески будут способствовать созданию духовного центра для русскоязычных жителей страны. И вот 29 декабря 1998 года состоялось заседание Священного Синода Русской Православной Церкви, на котором было принято решение образовать в ЮАР православный приход Московского Патриархата. В столицу ЮАР Йоханнесбург прибыл первый настоятель – протоиерей Сергий Рассказовский, клирик Санкт-Петербургской епархии.

– Ему, наверное, пришлось труднее всего…

– Первое время отец Сергий с матушкой и двумя детьми жили в русских семьях – своего дома у них не было. Но весть о том, что в Йоханнесбурге появился православный священник, стала распространяться по всей стране. Из разных мест к батюшке стали приезжать люди за советом и утешением. Тогда же начались первые разговоры о строительстве храма.

Но до этого было еще далеко. Начали с поисков помещения для семьи священника и устройства домового храма. Подходящий дом был найден между Йоханнесбургом и Преторией – в пригороде столицы. Все стали помогать батюшке налаживать быт – делились вещами, мебелью, посудой. Одну из комнат выделили под церковь, и сразу же начались регулярные службы.

Жили дружно. Однажды, когда дорогу к дому размыло, матушка Елена – жена отца Сергия – выложила дорогу битым кирпичом, чтобы прихожане смогли проехать к церкви на Литургию в воскресный день. В гостях у отца Сергия, бывало, засиживались допоздна в беседах о вере.

Веселая масленица

Веселая масленица

Это было время рождения прихода. Два десятка семей – врачи, музыканты, учителя, программисты – объединились вокруг священника и церкви. Большинство из них – молодые пары с детьми. У всех был временный вид на жительство, многолетние кредиты на жилье. Они только-только вставали на ноги, но их объединяли вера и общие трудности. Так стало складываться понятие «мы» – православный приход преподобного Сергия Радонежского.

– Когда мечта о большом настоящем храме стала обретать реальные черты?

– В октябре 1999 года, на первом приходском празднике преподобного Сергия Радонежского, который проходил в помещении гаража. Собрать всех в домовом храме было невозможно – на праздник тогда приехали более ста человек. В тот день мы начали собирать первые пожертвования на строительство храма.

Думали, где и как заработать денег. Устраивали благотворительные концерты, договаривались с организаторами гастролей, которые приглашали в ЮАР артистов из России. Часть выручки они жертвовали общине. Наши прихожанки даже пирожки продавали в буфетах. Все сборы шли в копилку на будущий храм.

Интерьер храма

Интерьер храма

– Но сначала надо было купить земельный участок. Как вы решили эту проблему?

– Вся округа знала, что русские ищут землю под храм. Однажды в начале 2000 года в дверь к отцу Сергию постучал священник соседней англиканской церкви и сказал, что они продают участок земли и готовы отдать его за те же деньги, какие купили сами. У них было предложение от мусульманского общества, и очень хорошее, но они хотели продать эту землю христианам.

В тот же день отец Сергий подал заявку на покупку земли, а собранных к тому времени денег как раз хватило на то, чтобы оформить срочный кредит. Двадцать человек из числа прихожан согласились ежемесячно выплачивать взносы.

Торжества, посвященные десятилетнему юбилею  храма

Торжества, посвященные десятилетнему юбилею храма

– Каким виделся будущий русский храм на юге Африки?

– Сначала была идея заказать типовой комплект деревянного сруба из России. Но оказалось, что в ЮАР из-за термитов запрещено возводить общественные здания из дерева. Решили строить из камня.Но по какому проекту? Знакомый отца Сергия посоветовал обратиться к талантливому архитектору Юрию Кирсу, который занимался комплексной реставрацией часовни святой блаженной Ксении на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге. Юрий с радостью откликнулся, и вскоре готовый проект, который сочетал в себе лучшие традиции суздальско-владимирского зодчества, был подан в городскую управу.

Золотые купола храма видны с главной автотрассы, идущей через всю Южную Африку

Летом 2000 года в Йоханнесбург приехал новый настоятель – иеромонах Филарет (Булеков). С его приездом начался активный поиск спонсоров и строителей. В эту работу включилось и наше посольство в ЮАР. К тому моменту, когда столичные власти выдали разрешение на строительство храма, крупная российская компания «Стройтрансгаз» была готова профинансировать все расходы.

– С какими трудностями вы столкнулись во время строительства?

– Много волнений доставили купола, которые были заказаны одной южноафриканской компании. Поверхность куполов получилась неровная, угловатая. Наши прихожане попытались отшлифовать их до нужной формы. Трудились в свои выходные, но нужного результата так и не добились.

В итоге приходской совет принял трудное решение – работу не принимать. Было очень жаль людей, которые старались, но с задачей не справились. У них просто не было опыта – еще никто и никогда не изготавливал русские купола в Южной Африке. В результате освящали храм с временными коническими крышами, какие бывают на грузинских храмах. Уже потом для этой работы была приглашена бригада мастеров из Москвы.

Район Мидранд, пригород Йоханесбурга

Район Мидранд, пригород Йоханесбурга

– Когда же состоялось освящение храма?

– Строительство храма завершилось в рекордно короткие сроки. 15 декабря 2001 года отец Филарет вместе с румынским, греческим и сербским священниками совершил чин на основание храма. Все вместе они водрузили крест на место будущего престола и заложили в основание церкви капсулу с землей из Троице-Сергиевой Лавры – как память о месте молитвенных подвигов небесного покровителя храма преподобного Сергия Радонежского. А уже 2 марта 2003 года при большом стечении народа состоялось торжественное освящение.

На следующий год настоятелем был назначен иерей Иоанн Лапидус. При нем велись работы по росписи храма. Для этого были приглашены художники из Санкт-Петербургской академии художеств. А мы с семьей приехали в ЮАР уже в 2010 году.

– Что вы почувствовали, впервые увидев эту церковь?

– И колокола, и золотые купола, которые видны даже с главной автотрассы, пронизывающей всю Южную Африку, и сама архитектура храма создают удивительное ощущение родины. Чтобы приумножить это чувство, еще отец Филарет стал высаживать во дворе настоящие русские березы. Эти деревья, как оказалось, можно купить здесь в обычном садовом магазине.

Мыс Доброй Надежды - самая южная  точка африканского континента

Мыс Доброй Надежды — самая южная точка африканского континента

– Значит, на Троицу вы украшаете храм березовыми веточками?

– Нет, все-таки пальмовыми. Березки ломать жалко. Наша роща еще не такая густая, хоть и растет с каждым годом – и прихожане высаживают саженцы, и гости привозят деревца в подарок. Особенно много гостей бывает на престольный праздник – иногда до двухсот человек собираются.

В ЮАР сегодня проживают около 5000 русских. И у многих из них нет возможности посещать богослужения. Наша церковь – единственный русский православный храм во всей субэкваториальной Африке, поэтому мы стараемся выезжать в другие города и страны, чтобы служить литургию. Примерно шесть раз в год удается побывать в Кейптауне, три – в Дурбане, три – в Намибии и один раз – в Мозамбике.

– В чем состоит главная особенность жизни в ЮАР?

– Здесь удивительная природа. Глядя на нее, хочется славить Творца. И местные люди очень радостные, живые в общении. Многие приходят в наш храм на экскурсию. Африканеры – белое население ЮАР – по характеру очень похожи на русских. В наших языках даже есть много общих слов: брюки, мебель, аптека, киоск. Но есть и проблемы. Требуется какое-то время, чтобы привыкнуть к решеткам на окнах и электрическим заборам. Детей мы возим в школу при посольстве за тридцать километров от дома. Двери машины, когда выезжаем за забор, обязательно блокируем. Эти меры безопасности здесь совсем нелишние. Но сейчас обстановка в стране намного спокойнее, чем пятнадцать–двадцать лет назад. Тогда по улицам ходили вооруженные люди. В этой связи вспоминается история, которая произошла здесь в середине 90-х годов…

Российское торговое судно зашло в порт Кейптауна. Моряки отправились на экскурсию в город. Неожиданно в здание греческой церкви, где как раз находилась группа наших туристов, ворвались люди в масках и забросали помещение гранатами. Одного из моряков – Дмитрия Макагона – в состоянии клинической смерти доставили в больницу. Оживили парня только с помощью открытого массажа на сердце. Гранатой Диме оторвало обе ноги и руку.

Венчание четы Макогон

Венчание четы Макогон

А в Севастополе его ждала девушка. Они договаривались пожениться, как только Дмитрий вернется из кругосветки. Узнав о трагедии, Оля стала собирать по друзьям деньги, чтобы уехать в Кейптаун. Там она вышла замуж за Диму, который был прикован к инвалидному креслу. Оле в то время было всего девятнадцать лет.

Первое время ребята жили в доме у известного в ЮАР хирурга – держать Диму в больнице было слишком дорого и бессмысленно. Потом Оля поступила в университет на медицинский факультет, выучила язык и теперь работает врачом в школе для детей, больных ДЦП.

А Дмитрий оказался способным программистом, устроился на работу в крупную страховую компанию. У них свой дом и – слава Богу – уже двое детей! Семья Макагонов – наши постоянные прихожане, когда мы приезжаем послужить в Кейптаун.

Ольга с детьми во время Литургии в Кейптауне

Ольга с детьми во время Литургии в Кейптауне

Полезная информация:

Адрес: Midrand, Noordwyk, Cnr. of Wattle & 8th Str.

Почтовый адрес: P. O. Box 268, Halfway House, Midrand 1685, Republic of South Africa

Фото Ольги Стефановой и прихожан храма