Назад

Крест будет вас оберегать

Годовщину своего рукоположения священник Феодор Конюхов встретил в эфиопских горах, там, где в конце XIX века русский офицер и исследователь Александр Булатович открыл и описал горный хребет, названный именем Российского императора Николая II.

На вершинах мы воздвигали православные кресты, которые сами и делали

На вершинах мы воздвигали православные кресты, которые сами и делали

Эфиопия — одна из древнейших христианских стран мира с населением около 90 миллионов человек. Эфиопская Церковь возводит свое начало к апостольским временам и является самой многочисленной из церквей дохалкидонской традиции. Начиная с рукоположения святого Фрументия в епископы самим святителем Афанасием Александрийским, Эфиопская Церковь входила в юрисдикцию Александрийской Церкви, а после Халкидонского собора — Коптской. С 1959 года Эфиопская Церковь считается автокефальной.

Годовщину своего рукоположения священник Феодор Конюхов встретил в эфиопских горах

Годовщину своего рукоположения священник Феодор Конюхов встретил в эфиопских горах

Паломники из России пока редкие гости в Эфиопии. Прочитав о древних христианских обителях этой страны, они стремятся увидеть их собственными глазами. Среди них и отец Феодор, совершивший восхождение к девяти вершинам горного хребта Николай II.

— Я рукополагался на Украине и приписан к Сумской епархии, — рассказывает отец Феодор, — здесь находится могила А. Булатовича. Лет сорок назад, еще при советской власти, я узнал об этом человеке и почитал его как путешественника.

Как удалось Булатовичу нанести на карту Эфиопии имя русского царя?

— Эфиопия, или Абиссиния, как говорили тогда, много раз противостояла тем, кто хотел ее оккупировать, сделать колонией. В период итальянской интервенции в конце XIX века в Эфиопию из нашей страны был отправлен корабль с отрядом Российского общества Красного Креста. С отрядом прибыл к берегам Африки в 1896 году и лейб-гусар Булатович. Изучил обстановку, доложил начальству, и русские начали помогать эфиопам оружием. В знак благодарности император Менелик II позволил исследовать Эфиопию и назвать открытый на юго-западе страны хребет именем Николая II.

Паломника из России редко встретишь в Африке

Паломника из России редко встретишь в Африке

Сейчас эти горы называются по-другому. Советский Союз добился такого решения от революционного эфиопского правительства, пришедшего к власти в семидесятые годы XX столетия. Такова история.

— Расскажите о составе и маршруте вашей экспедиции.

— Прилетев в Аддис-Абебу, мы сразу выехали к первой вершине Николаевского хребта, до которого добирались целый день. Начали подъем вместе с Семеном Деяком из Красноярска. Мы ходили с ним и на Север, и на яхте через мыс Горн. Остальные — переводчик, охранник, повар, погонщики — эфиопы. Всего десять человек.

. Никакой особой сложности в этих восхождениях не было. Веревки, альпинистское снаряжение не понадобились. Требовалась хорошая, как говорят спортсмены, дыхалка.

. Никакой особой сложности в этих восхождениях не было. Веревки, альпинистское снаряжение не понадобились. Требовалась хорошая, как говорят спортсмены, дыхалка.

Сколько вершин удалось покорить?

— Девять. Каждая выше 4000 метров. Самая высокая — 4620 метров. В общей сложности 39 километров по вертикали, то есть четыре Эвереста.

— Сколько понадобилось на это времени?

— 42 дня. Пока была возможность, мы передвигались на джипах. Затем разбивали лагерь, перекладывали груз на осликов, мулов и поднимались с ними вверх, на высоту до двух тысяч метров. Дальше шли сами. Восемь часов, чтобы подняться, и четыре часа на спуск. Никакой особой сложности в этих восхождениях не было. Веревки, альпинистское снаряжение не понадобились. Требовалась хорошая, как говорят спортсмены, дыхалка.

Перед чтением молитвы я сказал: «Молюсь и за вас. Чтобы у вас все были живы и здоровы. Крест будет вас оберегать».

Перед чтением молитвы я сказал: «Молюсь и за вас. Чтобы у вас все были живы и здоровы. Крест будет вас оберегать».

— Вы оставляли на вершинах какие-то памятные знаки?

— Воздвигали деревянные православные кресты, которые сами и делали. Два с половиной на три с половиной метра. Дерево брали внизу, покупали у местных жителей. Поднимали, ставили, обкладывали камнями метра на полтора, по пояс. Оставляли в камнях иконочку Святителя Николая Чудотворца. Я читал молитву, освящал крест. Для этого и пошел.

Не каждый священник выдержал бы темп и напряжение нашей экспедиции. На последней, девятой, вершине, по просьбе эфиопов мы поставили Эфиопский крест, сделанный из алюминия в Аддис-Абебе. Происходило это недалеко от Кении и Судана, в районе, где проживают только мусульмане и язычники. Однако они восприняли это событие нормально. Перед чтением молитвы я сказал: «Молюсь и за вас. Чтобы у вас все были живы и здоровы. Крест будет вас оберегать».

На последней, девятой, вершине, по просьбе эфиопов мы поставили Эфиопский крест, сделанный из алюминия в Аддис-Абебе

На последней, девятой, вершине, по просьбе эфиопов мы поставили Эфиопский крест, сделанный из алюминия в Аддис-Абебе

Фото предоставлены пресс-службой Феодора Конюхова

Михаил Черваков