Назад

Место молитвы

Митрополит Рязанский и Михайловский Марк: «В составе группы паломников на Святую Землю я приехал впервые».

Святая Земля – это особое место, неразрывно связанное с историей спасения рода человеческого. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла я возглавил паломническую группу, которая посетила Святую Землю с 19 по 25 июля 2016 года в рамках IV ежегодного паломничества по тому пути, которым следовали мощи преподобномучениц Елисаветы и Варвары. Идея этой паломнической поездки принадлежала Игорю Ашурбейли, ктитору Патриаршего подворья храма святой Елисаветы Феодоровны в Покровском-Стрешнево. Поездка была организована Подворьем и стала заключительной частью маршрута, по которому во время Гражданской войны мощи святых вывозили из алапаевской шахты в Иерусалим. К группе прихожан Елисаветинского храма присоединились клирики Рязанской епархии игумен Иоанно-Богословского монастыря Исаакий (Иванов) и протоиерей Сергий Арсентьев.

Митрополит Марк впервые приехал на Святую Землю в составе группы паломников

Митрополит Марк впервые приехал на Святую Землю в составе группы паломников

Лидда

Святая Земля встретила нас жарким ветром и ярким солнцем. Из аэропорта мы сразу направились в Лидду, на родину великомученика Георгия Победоносца. Это место дорого каждому христианину и символически связано с Москвой, на гербе которой изображен святой Георгий.

Храм в Лидде был наполнен тишиной и внутренней умиротворенностью. Мы поклонились мощам великомученика Георгия, спели тропарь, спустились в крипту, где он был захоронен, приложились к иконе святого в серебряном окладе, подаренной императором Александром III.

Церковь эта особенно дорога нам не только потому, что она посвящена Георгию Победоносцу – покровителю Москвы, но и тем, что русские люди принимали активное участие в ее восстановлении. Ко второй половине XIX века храм пришел в запустение. Тогда русское правительство, георгиевские кавалеры и благочестивые люди собрали немалую сумму на благоустройство святыни. С тех пор ежегодно 3 ноября Церковь молитвенно вспоминает Обновление храма святого великомученика Георгия в Лидде.

Невозможно сравнить обычное посещение святого места туристами с настоящим религиозным поклонением святыне, частью которого является Божественная литургия

Вспоминаю, как однажды во время моего служения на Святой Земле в Русской Духовной Миссии я принимал участие в богослужении в этом храме, которое совершал здесь Патриарх Иерусалимский Диодор. Вспоминаю литургию, шумное присутствие местных жителей, восточный колорит и вместе с тем добрую, теплую атмосферу. Нынешнее посещение Лидды состоялось после почти двадцатилетнего перерыва.

В составе группы паломников на Святую Землю я приехал впервые. До этого с 1992 по 2000 год нес послушание в Русской Духовной Миссии, позже приезжал как представитель священноначалия, курирующего деятельность Миссии. Последний раз я был на Святой Земле три года назад в составе делегации, сопровождавшей Президента России в поездке по Израилю, Палестинской Автономии и Иордании. Нынешняя поездка носила особый колорит. В этот раз не нужно было думать о делах Миссии, я воспринимал Святую Землю именно как место паломничества. В душе появилась беззаботливость (не беззаботность, а именно беззаботливость) и можно было полностью посвятить себя поклонническим трудам.

Абу-Гош

Следующей остановкой на нашем пути был Абу-Гош. Считается, что в этом месте находился библейский Эммаус. Здесь, на территории католического монастыря, сохранился небольшой храм, в котором можно увидеть подлинные фрески времен крестоносцев. К сожалению, они сильно пострадали в период оттоманского владычества. Известно, что в исламе действует запрет на изображение людей, поэтому мусульмане, пытаясь исполнить это кораническое требование, нередко уничтожали на фресках глаза. Считалось, что без глаз – это уже не человек.

Выходим в уютный монастырский двор: высокие пальмы, благоухающие цветы – земная красота, дающая радость. Можно только догадываться, какую радость испытали ученики Спасителя, когда они, придя в Эммаус, узнали в своем Спутнике Самого Господа.

Гефсимания

Следующий день начался рано, с литургии в русском монастыре Марии Магдалины в Гефсимании. Туда мы отправились около 6 часов утра, дороги были еще свободны, мы быстро доехали до обители и вошли в храм. Там только начали читать молитвы. Приблизились к раке Великой княгини Елисаветы Феодоровны. Стоя у мощей преподобномученицы, вспоминал ее образ, запечатленный в фотографиях, ее духовный облик, думал о ее удивительной судьбе.

Богослужение здесь я совершал впервые, и это было особенно трепетно. На литургии мне сослужили священник из монастыря, наши паломники – игумен Исаакий и протоиерей Сергий, представитель Русской Духовной Миссии иеромонах Леонтий. Пел немногочисленный, но слаженный монастырский хор. Были некоторые богослужебные особенности, в частности, на Великом входе поминали Императрицу Марию Федоровну, в память о которой построен храм.

В этот день (20 июля) отмечалась память другой почитаемой московской святой – преподобной Евфросинии, которая также после кончины супруга, благоверного князя Димитрия Донского, посвятила себя служению Господу. Литургия в монастыре Марии Магдалины, у мощей святой Елисаветы, символически связала российскую часть паломнической поездки со Святой Землей. Эта литургия стала первым богослужением нашей группы на Святой Земле.

Директор ИППО Вв государстве Израиль, ктитор патриаршего подворья храма святой Елисаветы Феодоровны в Покровском Стрешневе И. Ашурбейли поклоняется мощам небесной покровительницы прихода

Директор ИППО Вв государстве Израиль, ктитор патриаршего подворья храма святой Елисаветы Феодоровны в Покровском Стрешневе И. Ашурбейли поклоняется мощам небесной покровительницы прихода

После простой монастырской трапезы мы направились в Гефсиманский сад. Посетили храм, где сохранился Камень, на котором молился Господь. Постояли около древних оливковых деревьев. Всякий раз, когда вижу древние гефсиманские оливы, вспоминаю слова Иосифа Флавия о том, что оливы не умирают. Имеется в виду необычайная живучесть этого дерева: когда у оливы отмирает какая-то часть, появляется новая, и так в дереве сохраняется жизнь. Идем далее к Гробнице Богоматери.

Спускаясь в храм Успения Богоматери, мы услышали громкоголосое пение. Оказалось, что заканчивалась литургия у армян. Через пару минут мы смогли уже войти в Гробницу. Прикоснулись к каменной плите – под ней укрыто ложе, на котором находилось тело Пречистой.

Вспоминаю, что во времена своей жизни в Иерусалиме часто посещал Гефсиманию, молился за греческой литургией, нередко служил сам. Для меня это родной храм, здесь осталась частичка души. Особенно запомнились богослужения Погребения Богоматери. Это, пожалуй, самая торжественная служба в Гефсиманском храме. Утром 27 августа, накануне Успения, совершается торжественная процессия из Патриархии ко Гробу Пречистой. А затем Патриарх с сонмом духовенства поют перед Гробом Богоматери погребальные песнопения.

Патриархия

Следующая наша остановка – Иерусалимская Патриархия. Заходим в домовый храм и видим приготовления к монашескому постригу. Вскоре появляется Патриарх Феофил III со свитой и совершает постриг в рясофор послушника, который направляется в Вифлеем для несения дальнейшего служения. Вместе с Патриархом в храме присутствуют несколько архиереев. Для меня это возможность увидеть дорогие лица знакомых людей: митрополита Капитолиадского Исихия, митрополита Назаретского Кириака. Тепло приветствую епископа Исидора, которого помню еще молодым иеродиаконом, служившим у Гроба Господня. После пострига направляемся в старый тронный зал, где и происходит встреча Блаженнейшего Патриарха с нашей паломнической группой.

Патриарх обращается к нам с проникновенными словами о паломничестве и святых местах, затем вручает подарки всем членам нашей группы. После моего ответного слова ктитор Елисаветинского храма, Директор Императорского Православного Палестинского Общества в Государстве Израиль Игорь Ашурбейли сказал несколько слов от себя и подарил Патриарху ценный подарок и брошюру об истории ИППО.

Подземный Иерусалим

Дальше идем знакомиться с частью древнего Иерусалима – с городом Давида, его подземной частью – туннелем царя Езекии. Туда можно попасть по сухой части или по воде. По моему решению дружно отправляемся в путь по воде.

У этого туннеля интересная история. Во время правления Езекии к иудейской столице приближалась армия ассирийцев, и царь приказал засыпать все источники воды, чтобы затруднить положение неприятеля. А в город был проложен подземный водопровод. Две группы каменотесов с разных концов города двигались навстречу друг другу, а люди сверху направляли их по звуку. Удивительно, что встретились эти две группы почти точно на середине пути.

В туннеле царя Езекии

В туннеле царя Езекии

Мы сняли обувь и спустились в воду. Сначала она показалась прохладной, потом постепенно ноги привыкли. Туннель длинный – около 500 метров, а ширина только около полуметра. Высота менялась – сначала два метра, потом кое-где приходилось нагибаться. Представляю себе, как трудно было махать киркой в столь стесненных условиях. Сейчас уровень воды не такой большой. В начале пути глубина около полуметра, а затем, почти на протяжении всего остального пути около 30–40 сантиметров. Мы шли в хорошем темпе, подсвечивая себе фонариком. И вот «свет в конце туннеля». Выходим на свет Божий недалеко от Силоамской купели, где Господь исцелил слепорожденного.

По части древней улицы Терапийон идем к месту, где стоял Ветхозаветный Храм, приближаемся к подлинным ступенькам времен Второго Храма. Очевидно, что именно по ним ходил Спаситель. Века не пощадили ступени: они частично стерлись, много сколов, но стоят с тех самых времен.

Сион

После обеда нас ждет Сион. Посещаем Сионскую горницу и католический храм, который находится на предполагаемом месте Успения Богоматери. Некоторые паломники направляются также к символической «гробнице Давида», но для этого надо пройти через зал, где молятся богобоязненные иудеи. Священники туда не пошли, чтобы не провоцировать молящихся. Тем не менее на выходе из здания к нам подошел один иудей и символически плюнул нам под ноги. Увы, нетерпимость проявляет себя в этом городе мира, так что здесь всегда актуальны слова 121 псалма: «Просите мира Иерусалиму». Эти слова относятся в том числе и к веротерпимости.

Когда видишь подобные проявления агрессии и нетерпимости, становится жалко этих людей, пребывающих во мраке религиозного фанатизма. При этом среди израильтян есть немало людей, интересующихся Священным Писанием, христианством.

Наступает вечер, и мы отправляемся в гостиницу. После ужина кто-то из паломников решает отдохнуть, а мы, священнослужители, продолжаем знакомство с подземной частью Старого города. Больше часа осматриваем его подземелья, где перед нашим взором предстают разные эпохи: улица – современница царя Соломона, фрагмент дороги времен Иисуса Христа, фрагменты храмовых конструкций, оставшихся от крестоносцев. Конечно, этот маршрут имеет главным образом познавательный характер, и у паломников на него не хватает времени. Тем не менее знакомство с древностями, которые непосредственно связаны с Божественным откровением, наполнено особым духовным смыслом.

Так закончился очередной день нашего паломничества. Утром нас ждал ранний подъем.

Вифлеем

В 6 утра мы отправились в Вифлеем. Вспоминаю свои посещения этого города в 90-х годах, когда я часто возил группы паломников и вместе с ними молился в Вифлеемской пещере. Сейчас дорогу из Иерусалима в Вифлеем перегораживает высокая стена, разделяющая Святую Землю на израильскую и палестинскую части. Въезжаем на территорию Вифлеема, который на иврите называется Бейт-Лехем, что переводится как «город хлеба». Вспоминается библейский сюжет из книги Руфи о собирании колосьев, в свете которого открывается особое значение Вифлеема – города хлеба. В новозаветной истории Вифлеем предстает перед нами как город Хлеба жизни, каковым является для всех нас Христос, родившийся в этом городе.

Заходим в базилику Рождества под песнопения греческих монахов. Уже идет богослужение, совершается утреня. Мы, священнослужители, готовимся к литургии. Облачаемся в священные одежды и спускаемся в Пещеру Рождества. Служим вместе с патриаршим наместником в Вифлееме архиепископом Иорданским Феофилактом. Вместе с нами рязанские батюшки, иеромонах Леонтий из Миссии и местный арабский священник – отец Спиридон. Богослужение совершается на трех языках: церковнославянском, греческом и арабском. Также на трех языках поют певчие. То обстоятельство, что в Пещере нет иконостаса, создает ощущение особой близости Таинства, которое совершается буквально над местом рождения Богомладенца. Многие из наших паломников причащаются. Атмосфера открытости, простоты и детскости. На службе несколько раз звучат рождественские песнопения. Вот оно, подлинное литургическое переживание праздника! Невозможно сравнить обычное посещение cвятого места туристами с настоящим религиозным поклонением Святыне, частью которого является Божественная литургия.

Игумен Исаакий (Иванов) на Сорокадневной горе

Игумен Исаакий (Иванов) на Сорокадневной горе

После богослужения отправляемся на традиционную чашку кофе по приглашению архиепископа Феофилакта. Владыка прекрасно говорит по-русски, он учился в Духовной академии в Санкт-Петербурге, потом долгое время был настоятелем Иерусалимского подворья в Москве. Паломникам легко общаться с этим душевным и гостеприимным человеком. Потом спускаемся в костницу, где покоятся останки Вифлеемскх младенцев, частично перемешанные с останками христиан, убитых персами. Далее вновь возвращаемся в храм Рождества.

Стены базилики стоят в лесах – идет реставрация мозаик. Но нам предоставляется уникальная возможность рассмотреть вблизи некоторые из них. Поднимаемся на леса, реставраторы бережно поднимают пленку и показывают часть древних мозаик. Даже то немногое, что сохранилось до наших дней, вызывает восхищение. Реставрационные работы ведутся в том числе на спонсорские средства, и вторым по величине жертвователем является Российская Федерация. Реставраторы благодарят в нашем лице Россию за восстановление древнего храма.

Иудейская пустыня

Далее отправляемся в монастырь Саввы Освященного – крупнейшую обитель Иудейской пустыни. Пейзаж по ходу движения становится все более суровым, дома остаются позади, и пустыня предстает почти в первозданном величии. В обители нас встречает монах и приглашает спуститься в храм. В храме Благовещения все паломники испытывают необыкновенное чувство: благодать действует почти физически, многие потом особо выделяли посещение именно этого монастыря. Вспоминали, как прикладывались к мощам преподобного Саввы, и в этот момент буквально мурашки по телу пробегали. Было ощущение особого присутствия Божия. Это неудивительно. Монастырь святого Саввы – подлинный духовный центр на Святой Земле. Молитва здесь особая, усердная. С трепетом прикладываемся к святыням храма, с балкона смотрим на Кедронский поток, на келью, где первоначально подвизался преподобный Савва. Заходим в Никольский храм, прикладываемся к мощам. Пишем записки за наших близких. Паломницы ожидают нас наверху, но и они почувствовали особую атмосферу места духовных подвигов святых отцов.

Монастырь Саввы Освященного

Монастырь Саввы Освященного

Едем на автобусе в обитель Феодосия Великого, где нас гостеприимно встречает архимандрит Иерофей. Ему 88 лет, но он сохраняет физическую бодрость, вот только жалуется на местных жителей, которые бросают камни, из-за чего он здесь, как в осаде. Поэтому даже входная дверь в монастырь снаружи закрыта железными решетками. Спускаемся в пещеру, где находятся гробницы многих святых жен, в том числе матерей Феодосия Великого, Саввы Освященного, Космы и Дамиана. Существует предание, что именно в этой пещере останавливались волхвы с востока, когда следовали в Вифлеем по указанию таинственной звезды.

Следующий пункт паломничества – Поле пастушков, где пастухи услышали ангельский хор, возвестивший о Рождении Спасителя. Сейчас здесь находится небольшой греческий монастырь. Спускаемся к месту погребения пастушков, осматриваем остатки византийского храма. Посещаем и новый храм с яркими, нарядными росписями.

Святая Земля – это особое место, неразрывно связанное с историей спасения рода человеческого

Святая Земля – это особое место, неразрывно связанное с историей спасения рода человеческого

Горний монастырь

Возвращаемся в Вифлеем и после трапезы в арабской гостинице отправляемся в Горний монастырь. Много раз я бывал в этой обители. Молился, служил. Здесь всегда возникает ощущение, что это место особое, райское. Заходим в верхний храм, который достроен сравнительно недавно. Тихо идет богослужение. Утром была праздничная литургия в честь Казанской иконы Божией Матери – престольный праздник нижнего храма, на который всегда собирается множество гостей. Для сестер и настоятельницы это обычно сопряжено с большими трудами. Тем не менее матушка игумения Георгия, несмотря на свои 84 года, снова молится в храме. С радостью приветствую ее и сестер обители. Спускаемся в Казанский храм, прикладываемся к его святыням. Ощущение покоя, благодати.

Особую радость доставляет общение с сестрами, многих из которых я знаю со времени своего служения на Святой Земле. Поэтому, когда группа уезжает в Миссию, я остаюсь на какое-то время в монастыре. Возвращение в Иерусалим занимает больше времени, чем обычно, так как в городе в этот вечер проходит гей-парад. Стянуты большие силы полиции, некоторые улицы перекрыты. Удивительно, что подобное событие происходит в духовном центре всего мира. Реалии сегодняшнего дня…

Литургия на Голгофе

До ночного богослужения остается немного времени на отдых. В половине первого ночи идем в Старый город. Обдувает свежий ветерок, в свете фонарей поблескивают отполированные тысячами ног камни мостовой. Сегодня канун пятницы – значит, литургия будет служиться на Голгофе. Входим в храм Воскресения под звуки органа – совершают свое богослужение католики. Из-за жаркого периода людей не так много: русские, румыны, немного греков, арабы. Поднимаемся на Голгофу, совершаем богослужение с местным владыкой Иоакимом. Голгофа – это особое место, которое не нуждается в комментариях. После литургии святогробские братья приглашают на кофе. Расходимся незадолго до наступления утра.

Литургия на Голгофе

Литургия на Голгофе

Всякий раз, покидая после литургии Храм Воскресения, испытываешь непередаваемое ощущение. Впечатление такое, будто летишь на крыльях. Приходит в голову мысль: если есть на Земле счастье, то это состояние, возникающее после богослужения в Храме Гроба Господня. Возвращаюсь в гостиницу. За окном ночь, но спать не хочется – не столько от выпитого кофе, сколько от необычайного душевного подъема. Не хочется нарушать это состояние, погружаясь в сон. Над Иерусалимом уже занимается заря – и все-таки нужно отдохнуть. Засыпаю после литургии спокойным, мирным сном.

От Елеонской горы до Десятиградия

Утром наша программа начинается с Елеонской горы. «Стопочка» – место Вознесения Господня, наполняет нас благодатью. Жаль только, что местные жители навязчиво пытаются продать нам какие-то сувениры. Эти действия создают ощущение какой-то агрессии. Идем в Вознесенский храм Русского Елеонского монастыря, поем тропарь Вознесению. На могиле архимандрита Антонина (Капустина) склоняем головы перед этим человеком, который больше всех потрудился на Святой Земле. Посещаем храм Третьего обретения главы Иоанна Крестителя. Бросаем взгляд на Иудейскую пустыню, вид на которую открывается с Елеонской горы.

Иппос - музей под открытым небом

Иппос — музей под открытым небом

Следующая остановка – Вифавара, место Крещения Господа. Для паломников постоянный доступ сюда открыли лишь несколько лет назад. Попасть в это место раньше можно было всего лишь два раза в году: на Крещенский сочельник (18 января) и во Вторник Страстной седмицы. Переодеваемся и погружаемся в теплые, мутноватые, солоноватые воды Иордана, которые освятил своим Крещением Сам Спаситель.

Дальше наш путь лежит в Тивериаду. В Капернауме осматриваем руины дома апостола Петра, где Христос исцелил его тещу. Здесь также сохранились развалины Белой синагоги, построенной на месте древней – современницы Иисуса Христа. В греческом монастыре Двенадцати апостолов нас встречает монах Иринарх, который много лет один подвизается в обители. Он хорошо говорит порусски. Гостеприимно нас встречает. Предлагает почитать Евангелие. Я читаю отрывки из Евангелия, повествующие о событиях на море Тивериадском. Здесь эти слова звучат особенно сильно, свидетельствуя о реальности священной истории.

Всякий раз, покидая после литургии Храм Воскресения, испытываешь непередаваемое ощущение. Впечатление такое, будто летишь на крыльях

Нам удается посетить Иппос (еврейское название Сусита) – один из городов Десятиградия, куда редко заезжают паломники. Это музей под открытым небом: древние улицы, развалины зданий и храмов, мостовая, сложенная из вулканических пород. День клонится к закату, и заходящее солнце окрашивает все золотистым светом. Пора и нам возвращаться. Знаки по сторонам дороги указывают на минные поля – это следы вооруженных столкновений между израильтянами и сирийцами.

Заезжаем на русский участок святой Марии Магдалины. Здесь происходит очень важное событие для одного из участников паломничества, который не был крещен. На Святой Земле благодать коснулась его сердца так, что он решил немедленно креститься. В храме Марии Магдалины, освятив воды радонового источника, я совершаю крещение. Гостеприимные монахини угощают нас чаем и сладостями. Жаль, что нет возможности задержаться здесь подольше. Темнеет, противоположный берег приобретает пурпурный цвет, необычайно красиво сочетаясь с голубой гладью озера.

Перед отъездом

В последний день группа посещает Назарет и гору Фавор. В это время мы вместе с организатором паломничества Игорем Ашурбейли отъезжаем на встречу. С группой встречаемся уже за обедом. Паломники делятся своими восторженными впечатлениями от поездки. Глаза многих паломников искрятся радостью. Прощаемся с ними и отправляем их далее по программе. Они движутся в Кесарию и на русское подворье в честь праведной Тавифы. Далее – вылет в Москву.

В тишине Горненского монастыря

В тишине Горненского монастыря

Я улетаю позже, и мы с Игорем Ашурбейли возвращаемся в Иерусалим. Иду на службу в Русскую Духовную Миссию. Молюсь в родных стенах. Литургию вновь служу у Гроба Господня вместе с архиепископом Аристархом. Находясь рядом с ним, чувствуешь его сосредоточенную молитву. Несколько раз захожу во Гроб Господень – и до, и во время, и после литургии. Со священником из Владимирской епархии уже после службы трижды поем «Христос воскресе» и «Воскресение Христово видевше». Здесь эти песнопения имеют особый смысл. Где же их еще петь! На душе умиротворение.

Перед отъездом вновь посещаю Русскую Духовную Миссию. Встречи, беседы с начальником Миссии, сотрудниками, сестрами. Еще раз перед закрытием храма иду ко Гробу Господню. Утром ранний выезд в Горний монастырь на богослужение в храм Всех святых в Земле Российской просиявших. Поскору совершаю литургию и с пением молитв вместе с сестрами иду на трапезу. Перед ее завершением сестры поют прощальный кант о Святом граде. Приходит время расставания со Святой Землей.

Несмотря на краткое пребывание, впечатление такое, будто пробыл здесь недели две. Направляюсь в аэропорт.

Вот и завершилась эта поездка: несколько напряженных дней, наполненных службами, молитвой, встречами. Святая Земля – это особое место, подобного которому на земле нет.

Фото Александра Омельянчука