Назад

Несколько бесед в Дели

«Благослов-е-ен еси Г-о-оспод-и-и, научи-и мя оправданием Твоим», – плавно льется на клиросе русское северное одноголосье… с французским акцентом. А сама служба совершается в Индии, в Дели, в домовом храме святого апостола Фомы.

Дорога раджи в Дели

Дорога раджи в Дели

Попасть на богослужение здесь непросто. Молельный дом находится на территории жилого сектора Посольства России, режимного объекта, для посещения которого необходимо заранее заказывать пропуск. Я побеспокоился за четыре дня. И все равно строгий охранник-индиец у ворот посольства не нашел в списке посетителей мою фамилию. Выручила староста прихода Наталья, которая по моей просьбе спустилась к охраннику и помогла ему отыскать в кипе бумаг последний вариант списка прихожан.

Российский культурный центр в Дели

Российский культурный центр в Дели

Домовый храм расположился на втором этаже посольского клуба. Это, собственно, небольшая комната размером пять на четыре метра, без иконостаса, с открытым алтарем. На стенах множество небольших икон из России, а на особом месте стоит по заказу написанный образ апостола Фомы – проповедника христианства в Индии и небесного покровителя прихода.

Икона святого апостола Фомы в домовом храме

Икона святого апостола Фомы в домовом храме

На службу пришли шесть человек, среди которых француженка и англичанин. После воскресных молитв все собрались на чаепитие в соседней комнате – здесь у прихожан и трапезная, и свечной ящик, и библиотека.

Наталия живет в Дели уже более десяти лет

Наталья живет в Дели уже более десяти лет

Закладной камень

– За всю многовековую историю пребывания православных русских в Индии у нас так и не появилось ни одного храма, – рассказывает прихожанка Наталья. – Я живу в Дели больше десяти лет, и всегда здесь было много наших соотечественников, нуждающихся в присутствии Церкви. Поначалу даже не было никакого помещения, и священники, которые изредка приезжали из России, служили в греческой посольской часовне.

Основателями нашего прихода можно считать Татьяну и Валерия Лабодиных – сотрудников торгпредства, которые добились у посольства выделения этой молитвенной комнаты. Тогда же два раза в год – на Пасху и Рождество – к нам стали приезжать священники.

В 2006 году митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (нынешний Патриарх Московский и всея Руси) во время своего визита в Индию официально учредил наш приход, освятил закладку первого камня в основание будущего храма. Настоятелем назначили протоиерея Геннадия Мороза, и он стал регулярно, шесть раз в год, приезжать к нам. Когда он служит, собирается столько людей, что в комнате всем не хватает места, многие стоят в коридоре. А когда нет батюшки, по воскресеньям мы проводим службы мирским чином. Постоянных прихожан у нас около двадцати – в основном это россиянки, вышедшие замуж за индийцев и постоянно живущие в Дели. К нам приходит немало сотрудников посольства и торгпредства, но они бывают временно – приезжают, а потом уезжают.

– А как идет возведение вашего храма?

Сначала мы думали строить храм на территории дипмиссии – во дворе возле фонтана. Но со временем пришли к выводу, что храм должен стать доступным для всех, а значит, находиться вне закрытой территории. Сами видите, даже русским сюда попасть непросто, а что говорить о простых индийцах. Мы ищем участок земли и деньги для начала строительства. Но пока дело движется очень медленно. Думаю, ситуация изменится, если у нас появится постоянный священник. Отец Геннадий не может переехать на постоянное служение в Дели. Живет он в Ярославле, является настоятелем крупного прихода.

Француженка Изабель

Француженка Изабель

«Ты не поймешь Достоевского, пока не будешь верить в Бога»

Француженка Изабель – старожилка прихода, со своим мужем-индийцем по имени Акшей живет в Дели уже 15 лет. Именно ее голос слышен на клиросе.

– О, это очень трудно, – улыбается Изабель в ответ на мою просьбу рассказать историю ее приобщения к Русской Православной Церкви. – Не знаю с чего начать… Родилась я в Париже, детство провела в Нормандии. Мои родители происходили из католической семьи, но мама была настроена антирелигиозно. Поэтому в детстве меня не крестили. И вообще я никогда не бывала в церкви. Только когда поступила учиться в пансионат, я впервые зашла в храм – там, на территории нашего учебного заведения, был небольшой католический костел. В пансионате я увлеклась Достоевским.

Моя любовь к России началась с двенадцатилетнего возраста, когда я прочитала роман «Идиот». После этого я постоянно думала о России, очень хотела поехать туда, выучить русский язык. Поделилась своей мечтой с отцом, на что он сказал: «Ты не поймешь Достоевского, пока не будешь верить в Бога». Эти слова врезались в мое сердце, я много размышляла о вере и, наконец, решила креститься. Католическую веру принимать не хотела – только православную. Тогда я жила рядом с собором Александра Невского в Париже. Я просто подошла к настоятелю храма отцу Борису Бобринскому и сказала: «Крестите меня, пожалуйста».

– А ты «Отче наш» знаешь? – спросил батюшка. – «Символ Веры» объяснить можешь?

Никаких молитв я не знала, и перед тем как окрестить, отец Борис полтора года меня учил, рассказывал, объяснял. Я была все равно как оглашенная в Древней Церкви. В Святом Крещении я получила имя Ольга.

– После принятия Православия Вы действительно стали по-другому понимать Достоевского?

– Я бы сказала, что теперь глубина его творчества стала все больше открываться мне. Например, до этого я воспринимала князя Мышкина как странного добродушного человека, так выбивающегося из своего злого окружения. Теперь я вижу в нем образ Христа в мире.

После крещения любовь к Достоевскому неуклонно звала меня в Оптину Пустынь. И через три года после открытия монастыря в 1991 году я поехала туда. Первое посещение было совсем коротким, но в следующем году я вернулась в Оптину и провела там четыре месяца. Тогда в скиту и многих других дореволюционных монастырских постройках жили обычные деревенские люди. Я просто сняла комнату у местных жителей, но, как выяснилось позже, оказалась в том самом помещении, где преподобный Макарий принимал посетителей. Мой любимый писатель также много раз бывал здесь, Оптинские старцы стали прообразом старца Зосимы в его романе «Братья Карамазовы».

Когда я появилась в монастыре, то почти совсем не знала русского языка. Первый месяц молчала, выстаивала пятичасовые службы, не понимая ни единого слова. Скоро мне это наскучило, и я решила говорить, неважно правильно или неправильно – все, на что поворачивался язык. Священники и соседи помогали мне изо всех сил.

Наталья и изабель поют на клиросе

Наталья и изабель поют на клиросе

– Читать на церковнославянском Вы тоже там научились?

– Конечно. Священное Писание, молитвы – все читалось на церковнославянском языке. Затем мне уже давали книги духовных писателей на русском. Честно сказать, я особой разницы между этими двумя языками не чувствую, хотя смысл некоторых слов с течением времени, конечно, поменялся.

– Где Вы встретили своего будущего мужа?

– В Лондоне. Мы учились в Оксфорде, Акшей изучал юриспруденцию, а я работала над диссертацией на русском литературном факультете. Мой муж – чистокровный индиец. После Лондона мы уехали в Японию, а затем переселились в Дели.

Англичанин Дэвид

Англичанин Дэвид

– Ваш муж тоже православный?

– Акшей – индус по рождению и неверующий по жизни. Я, конечно, сильно переживала, сомневалась, могу ли я выходить замуж за неверующего. Обратилась за советом в наш оксфордский храм. Владыка пригласил моего избранника на беседу, познакомился с ним и тогда уже благословил нас на брак. Акшей к Православию относится с большим уважением. Все дети у нас крещеные. Когда здесь служит батюшка, муж всегда привозит наших дочек на литургию.

– Акшей очень много делает для нашего прихода, от него мы постоянно получаем самую разную помощь, пожертвования, – добавляет прихожанка Ольга, зная, что скромная Изабель ничего об этом не скажет.

– Почему же он до сих пор неверующий? – удивляюсь я.

– Правильнее сказать, Акшей – агностик, – вздыхает Изабель. – Я, конечно, с ним на эту тему разговариваю, он уверяет, что если поверит в Бога, то будет православным.

– Можно сказать, потихоньку движется к Церкви?

– Наверное. Хотя ему в этом плане очень сложно. На службы иногда он приходит, но русского совершено не знает и ничего не понимает. Кроме того, он даже представить себе не может, как скажет отцу и матери, что перешел в Православие. Хотя родители его к любой религии холодны, все равно для них это будет сильнейшим ударом.

– А мой муж все-таки крестился, – делится радостью Наталья. – Но для его родителей – это тайна. Благо, они живут далеко отсюда, в Ориссе.

Христос – Красота человеков

– Мой путь к Православию тоже был длинным, – старается изъясняться на русском англичанин Дэвид. – В детстве меня крестили в католичестве, но в церковь никогда не водили. В Оксфорде я увлекся русской культурой. Много позже, когда работал в Аммане, посещал православный храм Антиохийского Патриархата. А после знакомства с отцом Александром Борисовым, другом Александра Меня, постепенно пришел к убеждению принять Православие. Последние несколько лет я живу в Дели. О существовании здесь прихода Русской Церкви узнал через Интернет. Сначала увидел на сайте Российского культурного центра в Дели приглашение на художественную выставку. Пришел, и там посетители рассказали мне о приходе.

– А где Вы изучали русский язык?

– Начинал еще в Оксфорде. Потом я часто путешествовал по России. В прошлом году ездил в Омск, где Достоевский отбывал каторгу, был в его музее. Можно сказать, я пришел к вере, познакомившись с произведениями этого великого писателя. Раньше, правда, думал, что замечательный афоризм «красота спасет мир» относится к художественному творчеству и гармонии окружающей нас природы. Но теперь знаю, что Спасителем мира для Федора Михайловича был только Иисус Христос. В своих черновиках Достоевский записал: «Христос – Красота человеков».

Алексей Макеев, фото автора