Назад

Премудрость любя…

Иван Васильевич Киреевский

Иван Васильевич Киреевский

Выдающийся публицист, писатель и философ Иван Васильевич Киреевский после долгих исканий посвятил свою жизнь деятельному служению Православной Церкви.

Поклонник Гегеля и Шеллинга

Он родился в 1806 году в дворянской семье. Его отец, близкий к масонским кругам, умер рано, и воспитанием мальчика занималась мать. Она была женщиной религиозной, но под влиянием своего родственника поэта В. Жуковского увлеклась немецким романтизмом и в «прогрессивно-европейском» русле растила своих детей.

К двенадцати годам Иван овладел семью европейскими языками, начал изучать древние языки, потом заинтересовался немецкой философией. Уже в шестнадцать лет он слушал в Московском университете лекции по философии Канта и Шеллинга и через несколько лет отправился в Берлин вместе со своим братом Петром, будущим известным фольклористом. Здесь они увлеченно слушали лекции по немецкой философии. Иван даже лично общался с Гегелем и Шеллингом и объявил себя их горячим поклонником. В таком умонастроении братья вернулись в Россию. Здесь в 1832 году Иван Киреевский основал журнал «Европеец», название которого уже говорит об убеждениях и симпатиях его редактора, вдохновлявшегося идеями западной культуры. Однако после выхода первого же номера журнал был запрещен из-за его несоответствия официальной идеологии, которая после варварского нашествия Наполеона отказалась от западничества и стала строиться на идее национального возрождения.

Сам же Киреевский был зачислен властями в «неблагомыслящие». Иван Васильевич надолго исчез из общественной жизни и только спустя много лет проявил себя в совершенно новом качестве.

Поворот к национальным корням

Что же происходило в эти годы с талантливым литератором и мыслителем? Как пишет известный ученый и писатель В.А. Котельников, «Киреевский вдруг отходит от участия в текущей словесности, охладевает к философским системам своих учителей – Шеллинга и Гегеля – и постепенно вступает на тот путь, который можно бы назвать интеллектуальным иночеством».

Приверженность православной традиции, что было редкостью в тогдашнем обществе, объединяла первых славянофилов

В России в это время зарождается славянофильство. Его сторонники – представители дворянско-либерального направления – видели реальные перспективы развития России только в самобытном, исторически сложившемся русле. Они стремились показать, что европейский путь развития не совпадает с нашими национальными традициями и прежде всего – с православием, глубоко проникшим в сознание русского человека. Именно приверженность православной традиции, что было редкостью в тогдашнем обществе, объединила первых славянофилов.

Одним из идеологов этого общественного движения становится Иван Киреевский, который в одном из писем отмечал, что правильнее было бы назвать это направление «православно-русским».

«Мы, – пишет он своему другу Кошелеву, – возвратим права истинной религии, изящное согласим с нравственностью, возбудив любовь к правде, глупый либерализм заменим уважением законов и чистоту жизни возвысим над чистотою слога».

Родовое имение Долбино

Родовое имение Долбино

Счастливый брак

Духовные перемены, произошедшие с Иваном Васильевичем в этот период, были связаны, в первую очередь, с его женитьбой на замечательной женщине – Наталье Петровне Арбеневой, воспитанной в православной традиции.

В детстве и юности она бывала у преподобного старца Серафима Саровского, исцелившего ее от серьезной болезни. В молодом возрасте Наталья Петровна стала духовной дочерью иеромонаха Филарета (Пуляшкина) из Новоспасского монастыря.

Под влиянием жены и ее круга общения у Киреевского появляется интерес к святоотеческим трудам, которые, оказывается, задолго до немецкой философии дали ответ на все существенные вопросы бытия. Наталья Петровна не претендовала на роль духовной наставницы мужа, но его воцерковление произошло, несомненно, не без ее участия.

По просьбе Ивана Васильевича она прочитала западных философов Кузена и Шеллинга и сказала, что в этих книгах есть много хорошего, но нового там не нашла ничего, ибо в творениях святых отцов все это изложено гораздо глубже и удовлетворительнее. В подтверждение своих слов Наталья Петровна зачитывала отрывки из святоотеческих книг. Поначалу Ивану Васильевичу трудно было признать правоту своей жены. Чтобы самому во всем разобраться, он тайком брал у нее эти книги и за чтением постепенно открывал для себя новый мир.

Знакомство с отцом Филаретом и продолжительные беседы с ним окончательно утвердили Киреевского на пути благочестия.

Иван Васильевич Кириевский с женой Наталией Петровной Арбеневой

Иван Васильевич Кириевский с женой Наталией Петровной Арбеневой

Соработничество с преподобным Макарием

Деятельное служение Церкви началось для Ивана Васильевича в 1836 году после переезда его семьи в родовое имение Долбино Лихвинского уезда Калужской губернии. Это имение находилось в сорока верстах от Оптиной Пустыни. К ее насельнику – иеромонаху Макарию (Иванову) старец Филарет посоветовал молодым супругам обращаться за духовными советами.

Преподобный Макарий, происходивший из дворян, человек широко образованный, обладавший эстетическими наклонностями и любовью к ученым занятиям, стал зачинателем книгоиздательской деятельности Оптиной Пустыни. До этого в оптинском скиту переписывались рукописи святоотеческих творений и передавались из рук в руки тем, кто интересовался аскетической литературой. Самым усердным и главным помощником старца Макария по книгоизданию стал Киреевский.

Знакомство с отцом Филаретом и беседы с ним окончательно утвердили Киреевского на пути благочестия

В 1844 году Иван Васильевич становится редактором журнала «Москвитянин» и создает в нем православную рубрику. Он обращается к старцу с предложением помещать в журнале статьи духовного содержания.

В 12-й книге «Москвитянина» за апрель 1845 года было опубликовано «Житие схиархимандрита Паисия Величковского». После первого совместного проекта Киреевский начинает тесно общаться со старцем Макарием и становится его духовным сыном.

Иван Васильевич принял деятельное участие, в том числе финансовое, в переводе и издании шестнадцати святоотеческих творений. Вместе со старцем он готовил к печати тексты сочинений Исаака Сирина, Макария Великого, Максима Исповедника, Варсонофия Великого, Симеона Нового Богослова и других, а затем выполнял корректуры. Кроме того, превосходное знание греческого языка помогает ему в точной сверке славянских переводов с подлинниками. В целом роль Ивана Васильевича в издании сочинений святых отцов весьма значительна: его строго логический ум, широкая образованность, педантизм в отношении философской и богословской терминологии – все это, в соединении с духовными дарованиями старца Макария, позволило придать переводам ясный и цельный по смыслу и стилю характер.

Параллельно Киреевский занимается переводом из Иоанна Лествичника, редактирует «Важнейшие правила жизни христианской…» Нила Сорского, пишет Житие схимонаха Феодора, работает над статьей «О том, что так называемый рай есть образ внутреннего человека».

Последнее десятилетие жизни Ивана Васильевича было неразрывно связано с Оптиной Пустынью. С женой Натальей Петровной и детьми он часто бывал в монастыре. Иногда и старец Макарий навещал Киреевских в их имении в Долбине, где останавливался в специально построенном для него маленьком домике.

В Предтеченским скиту Оптиной Пустыни. Фото XIX века

В Предтеченским скиту Оптиной Пустыни. Фото XIX века

Рождение новой философии

Постоянное общение с церковными людьми, особенно со старцами Оптиной Пустыни, окончательно укрепило и углубило религиозное чувство Ивана Васильевича. Это сказалось и на философских воззрениях Киреевского, теперь его главные построения базировались на православном понятии «духовного опыта».

Он писал, что «любить Россию нельзя без искренней преданности ее Православной Церкви: ею она проникнута во всех основах своего бытия, она составляет ее существенную особенность, ее душу и коренное условие ее правильного и благополучного возрастания». Видимо, неслучайно именно на этот период жизни приходится творческий подъем в деятельности И.В. Киреевского. Писатель приступает к разработке новой мировоззренческой концепции и пишет главные свои труды – философско-религиозные трактаты, критические статьи, обзоры, заметки. Они становятся началом осуществления его грандиозного замысла – создание фундаментального труда о православной философии.

Внезапная смерть прервала плодотворную деятельность этого замечательного человека. Киреевский не успел разработать цельную систему христианской философии, но сформулировал ее базовые идеи, которые нашли дальнейшее развитие в работах отца Павла Флоренского, отца Сергия Булгакова, Н.А. Бердяева, Н.О. Лосского, Д.С. Мережковского, Л.П. Карсавина, отца Георгия Флоровского, П.И. Новгородцева, И.А. Ильина и многих других.

На памятнике И.В. Киреевскому начертаны слова из книги премудрости Соломона: "Премудрость возлюбих  и  поисках  от юности моея...познав же, яко не инако одержу, аще не Господь даст, придох ко Господу"

На памятнике И.В. Киреевскому начертаны слова из книги премудрости Соломона: «Премудрость возлюбих и поисках от юности моея… познав же, яко не инако одержу, аще не Господь даст, придох ко Господу»

Навсегда рядом с учителем

Весной 1856 года Иван Васильевич поехал в Петербург, чтобы поддержать старшего сына Василия, готовившегося к выпускным экзаменам. Уезжая из дома, он не подозревал, что никогда уже не увидит жену и младших детей.

12 июня 1856 года Иван Васильевич скончался от холеры на руках у сына. Василий без промедления отправил сообщение старцу Макарию с просьбой подготовить мать и младших детей к трагическому известию. В те скорбные дни преподобный делал все, что было в его силах: он по-отечески утешал Наталью Петровну и горячо молился вместе с ней об упокоении души новопреставленного раба Божия Иоанна.

По воспоминаниям современников, Ивану Киреевскому не было свойственно тщеславие, чувство соперничества, желание найти слабые места противника и восторжествовать над ним. Его чувствительная натура прежде всего искала мира, спокойствия и любви.

Иван Васильевич был погребен в Оптиной Пустыни, у алтарной стены Введенского храма. Там же спустя несколько месяцев похоронили его брата Петра Васильевича Киреевского – собирателя русских народных песен, стихов и былин. А через четыре года здесь упокоился и старец Макарий – могилы учителя и ученика оказались рядом.

Елена Прокофьева