Назад

Рожденный по молитве

Великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь до конца жизни глубоко веровал в защиту своего небесного покровителя Святителя Николая и особо чтил чудотворный Диканьский образ.

Николай Гоголь до конца жизни глубоко веровал в защиту своего небесного покровителя Святителя Николая

Николай Гоголь до конца жизни глубоко веровал в защиту своего небесного покровителя Святителя Николая

Близ Диканьки

Гоголь стал известным, когда вышли в свет его «Вечера на хуторе близ Диканьки». Книга понравилась всем – от типографских наборщиков до Государыни Императрицы.

В предисловии к ней пасечник Рудый Панько, от лица которого ведется повествование, говорит: «Про Диканьку же, думаю, вы наслышались вдоволь. И то сказать, что там дом почище какого-нибудь пасечникова куреня. А про сад и говорить нечего: в Петербурге вашем, верно, не сыщете такого».

И все-таки главной достопримечательностью Диканьки была Свято-Никольская церковь с находившимся в ней чудотворным образом Cвятителя Николая.

По преданию, в старину, когда диканьскими землями владел архиепископ Черниговский Лазарь (Баранович), на одном из пней в лесу недалеко от Диканьки таинственным образом явлена была икона Святителя Николая. Удивленные жители перенесли ее в сельскую церковь. А утром икону там не нашли и снова обрели ее в лесу на том же самом пне. Святую находку трижды возвращали в церковь, но каждый раз она неизменно оказывалась на месте обретения.

Источник чудотворений

Слух об этом происшествии разнесся по всей округе. Решено было на этом месте воздвигнуть деревянный храм. По благословению черниговского святителя в 70-х годах XVII столетия здесь была построена Никольская церковь. На памятном пне установили метровый дубовый крест и поместили его в алтарную часть возведенного храма. Главная святыня храма стала неиссякаемым источником чудотворений.

Впоследствии диканьские земли принадлежали генеральному судье Запорожского войска Василию Леонтьевичу Кочубею. В 1754 году его внук Павел по благословению митрополита Киевского Тимофея (Щербацкого) перестроил деревянный храм, расширив его.

Писатель особо чтил чудотворный Диканьский образ

Писатель особо чтил чудотворный Диканьский образ

К тому времени он стал местом паломничества богомольцев, которые нескончаемым потоком стекались к своему небесному заступнику. Однако в силу каких-то особых причин епархиальное начальство приказало перенести храм в другое место, а чудотворный образ хранить в архиерейской ризнице Крестовоздвиженского монастыря в Полтаве.

Материнский обет

В 1783–1789 годах потомки Василия Кочубея просили у Синода разрешения построить на прежнем месте каменный храм. Не сразу, но такое разрешение было получено, и в 1794 году Виктор Павлович Кочубей построил новую церковь, которая существует и поныне. Икона Святителя Николая Чудотворца, хранившаяся в архиерейской ризнице, была возвращена на свое прежнее место.

Мария Ивановна Гоголь-Яновская

Мария Ивановна Гоголь-Яновская

Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский

Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский

С этой церковью и с чудотворным образом Святителя Николая связана одна из первых страниц жизни Николая Васильевича Гоголя. Его мать, Мария Ивановна, у которой двое детей умерли сразу после рождения, дала обет перед иконой угодника Божия, что если у нее будет сын, наречет его Николаем. И просила священника села Диканьки молиться до тех пор, пока его не известят о рождении дитяти, после чего отслужить благодарственный молебен.

Появившись на свет, новорожденный Николай был встречен благодарственной молитвой Богу.

На генетическом уровне

Ближайшие родственники Гоголя были людьми духовного звания: прадед по отцовской линии священник, дед окончил Киевскую Духовную академию, а отец – Полтавскую Духовную семинарию. Мать, Мария Ивановна, отличалась набожностью.

После смерти мужа в 1825 году она надела траур и носила его до конца жизни. Это было «из самого грубого, шерстяного изделия платье» – по образцу монашеских власяниц, в котором Мария Ивановна, по свидетельству знавших ее людей, была похожа на игуменью монастыря.

Благочестивый обычай

В семье был обычай посещать, по возможности пешком, святые места в Ахтырке, Будищах, Лубнах, Воронеже, Киеве. Но чаще бывали на богомолье в Диканьке, отстоящей от Васильевки на тридцать верст.

Усадьба в Васильевке

Усадьба в Васильевке

Отголоски этой любви к паломничеству слышны в ранней прозе Гоголя. Так, в наброске предисловия к повести «Страшная месть» пасечник Рудый Панько говорит: «Что ж, господа, когда мы съездим в Киев? Грешу я, право, перед Богом: нужно, давно б нужно съездить поклониться святым местам. Когда-нибудь уже под старость совсем пора туда: мы с вами, Фома Григорьевич, затворимся в келью, и вы также, Тарас Иванович! Будем молиться и ходить по святым печерам».

Осенью 1844 года, находясь за границей, Гоголь в письме к сестре Елизавете просит маменьку, если случится ей быть в Диканьке, «привезти оттуда образок Николая Чудотворца, самый маленький, который бы можно было носить на шее в виде благословения».

А летом 1845 года, в один из переломных моментов своей жизни, Гоголь просит молитв матери о своем выздоровлении. «Прошу вас также, – добавляет он, – отправить обо мне молебен не только в нашей церкви, но даже, если можно, и в Диканьке, в церкви Святого Николая, которого вы всегда так умоляли о предстательстве за меня».

«Наша церковь»

В Васильевке была своя каменная церковь Рождества Пресвятой Богородицы, построенная в 1820-х годах по обету, данному матерью Гоголя. В доме долгое время находился большой, обитый железом сундук с проделанным в крышке отверстием, через которое бабушка Татьяна Семеновна опускала деньги, предназначенные на устройство храма.

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Васильевке

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Васильевке

Мария Ивановна вспоминала: «В деревне нашей не было церкви. Свекор наш хотел было купить старую и перевезти в Васильевку, но скоро после того запретили строить деревянные, и намеренье то гораздо прежде моего замужества было оставлено».

Строительство храма шло медленно, и в середине 1830-х годов обустройство его еще не было завершено (из письма Гоголя к матери от 15 декабря 1834 года явствует, что он по ее просьбе занят составлением «плана для иконостаса»).

В церкви был придел, освященный во имя Святителя Николая. Эмилия Ковриго, воспитанница матери Гоголя, вспоминает торжественное богослужение в Васильевке по случаю храмового дня. «Николай Васильевич встал рано утром и в самом радостном настроении духа, улыбаясь, сказал Марии Ивановне: «Ну, матушка, сегодня наш святой именинник, пойдемте в храм, помолимся».

В этот придел Гоголь подарил икону Святителя Николая, вывезенную им из Рима. Здесь, возле церкви, погребены родители Гоголя и его близкие родственники. И сам он просил похоронить себя на том же месте.

Защитник в пути

С образом своего небесного покровителя Гоголь никогда не расставался в странствиях. Священник Петр Соловьев, художник по профессии, оставил воспоминания о встрече с писателем в январе 1848 года на пароходе «Истамбул».

Автограф писателя

Автограф писателя

«Не входя ни в какие объяснения, – вспоминает тот, – он показывает мне маленькую, вершка в два, живописную (масляными красками) на дереве икону Святителя Николая Чудотворца и спрашивает мнения, – искусно ли она написана? Затем он, пока я всматривался в живопись, поведал мне, что эта икона есть верная копия в миниатюре с иконы святителя в Барграде (Бари), написана для него по заказу искуснейшим художником и теперь сопутствует ему в путешествиях, потому что святитель Мирликийский Николай – его патрон и общий покровитель всех христиан, посуху и по морям путешествующих. Я полюбовался иконою, как мастерски написанною, и оговорил, что не могу ничего сказать о верности копии, не видав прототипа, и еще заметил, что у нас на православных старинных иконах святитель изображается несколько иначе, особенно по облачению, и что последнее прямо говорит о латинском происхождении барградского изображения святителя. На мой отзыв Гоголь ничего не возразил, но по всему видно было, что он высоко ценил в художественном отношении свою икону и дорожил ею, как святынею».

Благословение иконой

Дорожил Николай Васильевич и другими памятными образами. В 1850 году он вместе с Михаилом Максимовичем посетил Оптину Пустынь. По дороге они побывали в Малом Ярославце, в тамошнем Черноостровском Николаевском монастыре, настоятель которого игумен Антоний благословил обоих образками Святителя Николая Чудотворца, выполненными в технике финифти.

А еще раньше, в 1846 году, накануне Великого поста, Гоголь получил от Надежды Николаевны Шереметевой, тетки поэта Федора Тютчева, Иверский образ Божией Матери с написанной на обороте иконой Святителя Николая.

Когда пришло уведомление о получении, Надежда Николаевна отвечала Гоголю: «Наконец после столь долгих странствий благословение мое до вас достигло, да Великой угодник Николай Чудотворец не оставит вас своим предстательством у Престола Божия…»

«Молись от всех сил души»

В своей переписке с родственниками Гоголь неоднократно возвращается к образу Святителя Николая. В связи с предстоящим замужеством сестры Елизаветы, на которое она решилась без совета с матерью, он наставляет ее так: «Молись Богу ото всех сил души, сколько их в тебе достанет. Шаг твой страшен: он ведет тебя либо к счастью, либо в пропасть. Впереди все неизвестно; известно только то, что половина несчастья от нас самих. Молись, отправься пешком к Николаю Чудотворцу, припади к стопам угодника, моли его о предстательстве…»

Вняла ли сестра совету брата, молилась ли у чудотворного образа в Диканьке, нам неведомо. Но известна судьба самого храма. После революции церковь неоднократно закрывали. За годы запустения была утрачена богатая церковная утварь, древние иконы и старинные богослужебные книги.

В 1989 году храм заново освятили. Древний пень, на котором обретена была икона, по-прежнему находится под престолом. Сам же чудотворный образ Святителя Николая хранился в фондах Полтавского краеведческого музея. Долгое время он был на реставрации, и только два года назад икону выставили в экспозиции Полтавского художественного музея. Только та ли это икона, перед которой молилась мать Гоголя, прося о сыне, достоверно не известно…

Владимир Воропаев

 Николае блаженне, припадающа мя ущедри, молюся тебе, и очи, премудре, просвети души моея, да чисте узрю Светодавца и Щедраго. Пристанище тя небурное, и стену необоримую, Иерарше, тя стяжахом, вернии, и столп утверждения, и дверь покаяния, и наставника душ, и поборника. Велий заступник и теплый в бедах обретающимся еси, славне, Святе Николае, священнопроповедниче Христов, сущим на земли и плавающим, сущим далече и близ обретающимся яко зело милостивнейший и молебник крепкий. Темже, сошедшеся, вопием: молися ко Господу, яко да всякаго избавимся обстояния.

Из рукописного сборника Н.В. Гоголя «Каноны и песни церковные»