Назад

Святитель фьордов

Норвежский король Олаф – последний святой неразделенной христианской Церкви, который почитается и в католичестве, и в Православии. Он был добрым соседом Руси и личным другом Ярослава Мудрого, но память о нем с годами постепенно ослабла.

Норвежский король Олаф – последний святой неразделенной христианской Церкви,

Норвежский король Олаф – последний святой неразделенной христианской Церкви,

Детство и юность

Сын Харальда Серого Плаща родился сиротой. Олаф появился на свет, когда его отец был уже мертв – Харальда сожгли заживо его враги. Шел 995 год…

Фрагмент житийной иконы  св. Олафа из собора в Тронхейме

Фрагмент житийной иконы св. Олафа из собора в Тронхейме

Уже с малых лет Олаф обращал на себя внимание твердым характером, силой и выносливостью. Наделенный с рождения острым умом, он удивлял своих воспитателей не по-детски мудрыми речами. А его умелым рукам могли позавидовать даже опытные мастера. «Все родичи и знакомые любили его, – рассказывает “Сага об Олаве Святом”. – Он был упорен в играх и везде хотел быть первым, как ему и подобало по его знаменитости и происхождению».

Фрагмент житийной иконы  св. Олафа из собора в Тронхейме

Фрагмент житийной иконы св. Олафа из собора в Тронхейме

Сын конунга владел многими ремеслами, но лучше всего – боевым оружием. В двенадцатилетнем возрасте он уже ходил с викингами в море и сражался наравне со взрослыми. Разбои, жестокость, жажда обогащения в языческих государствах были тогда нормой жизни. Так жил и юный Олаф в своем затянувшемся на восемь лет заграничном походе, пока в 1014 году не принял в Руане христианство.

Фрагмент житийной иконы  св. Олафа из собора в Тронхейме

Фрагмент житийной иконы св. Олафа из собора в Тронхейме

Вещий сон

Однажды ему явился во сне его тезка – король Олаф I, который повелел: «Возвратись в свою отчину, потому что навеки будешь конунгом Норвегии». Этот король первым начал крестить норвежцев, но не смог довести христианизацию страны до конца. В морском бою со шведами, датчанами и норвежскими изменниками король не погиб, как думали многие, а спасся в море. Его подобрал корабль венедов, и Олаф оказался в Сирии, где впоследствии стал игуменом монастыря. Он не раз являлся своему молодому сородичу в сновидениях и наставлял его.

Фрагмент житийной иконы  св. Олафа из собора в Тронхейме

Фрагмент житийной иконы св. Олафа из собора в Тронхейме

Олаф Харальдссон вернулся на родину и приступил к воплощению своей мечты – крещению Норвегии и объединению разрозненных частей страны в единое целое. Вскоре большая часть страны признала его власть.

В 1024 году Норвегия становится христианской страной. Во имя этой цели король действовал решительно и жестко, отнимая власть и имущество у непокорных вассалов. Но никогда не мстил за себя лично. Человек, трижды пытавшийся убить Олафа, не был лишен жизни. Он жил хоть и под охраной, но на полном обеспечении короля.

Собор св. Олафа в Тронхейме

Собор св. Олафа в Тронхейме

Постепенно в стране были искоренены воровство, коррупция, разбой. Если раньше сыновья лендрманнов и бондов добывали себе имущество грабежом, нападая в море и на суше на всех без разбора, то теперь король запретил произвол и установил мир в своей стране. Те, кто его нарушал, подвергались суровому наказанию.

Несостоявшаяся свадьба

Пограничные территории между Швецией и Норвегией всегда были яблоком раздора у конунгов этих стран, поэтому, когда Олаф захотел взять в жены дочь шведского короля Ингигерд, политическая элита Швеции не только одобрила такие планы, но даже взяла клятву со своего короля – тоже Олафа – устроить желанную свадьбу. Такой союз был выгоден всем.

Фрагмент собора святого Олафа в Тронхейме

Фрагмент собора святого Олафа в Тронхейме

Но шведский король видел в своем тезке прежде всего противника и соперника, а потому, поразмыслив, нарушил данную клятву. Не помогли даже уговоры дочери, которая отвечала молодому норвежскому королю взаимностью. Отец нашел ей другого мужа – новгородского князя Ярослава, и Ингигерд покинула Швецию, став русской княжной Ириной. Выйдя замуж против воли, Ингигерд уже не рассчитывала стать счастливой. Однако этот династический брак оказался удачным для обоих – Ярослав восхищался красотой и мудростью своей жены и советовался с нею во всех государственных делах. А Олаф, потеряв суженую, женился на ее сводной сестре Астрид.

Внутреннее убранство собора святого Олафа

Внутреннее убранство собора святого Олафа

Друзья и недруги

Новые порядки, установленные в стране святителем Олафом, нравились далеко не всем. Среди знати все больше становилось недовольных, чем и воспользовался король Англии Кнут Могучий. Подкупив верхушку, он устроил политический переворот, и Олаф был вынужден покинуть страну. Сначала с семьей он отправился в Швецию, а затем, оставив жену на попечение ее шведских родственников, вместе с сыном Магнусом прибыл в Великий Новгород. Ярослав Мудрый очень тепло встретил родственника своей жены, оказывая ему подобающий почет и уважение. Общие взгляды на религию и вопросы государственного управления вскоре сделали их близкими друзьями.

Строительство храма святого Олафа

Строительство храма святого Олафа

В Великом Новгороде Олаф пробыл около года. Это было время глубоких размышлений о судьбе своей страны, о том, как ему быть дальше. Он часто обращал свои мысли к Богу, прося вразумления. Ярослав с супругой предлагали ему остаться на Руси и стать правителем Вульгарии (земли на торговом пути в Волжскую Булгарию). Сам Олаф хотел уехать в Иерусалим и стать монахом, но он чувствовал глубокую ответственность за судьбу своей страны и после мучительных сомнений поверженный король решается вернуться в Норвегию.

В Стиклестаде в день 1000-летия крещения святого Олафа был освящен храм во имя равно- апостольного норвежского короля, небесного покровителя своего народа

В Стиклестаде в день 1000-летия крещения святого Олафа был освящен храм во имя равноапостольного норвежского короля, небесного покровителя своего народа

Предсказание

На это решение повлияло удивительное сновидение. Оно было такое четкое и ясное, что спящему показалось – все происходит наяву. Ему вновь явился Олаф I, который сказал: «Слава конунга в том, чтобы побеждать своих недругов, и славная для него смерть – пасть вместе со своими людьми в битве. Или ты сомневаешься, что будешь сражаться за правое дело?»

В начале 1030 года король отправился в Норвегию по замерзшим русским рекам, оставив своего сына Магнуса на воспитание княгине Ирине.

Икона святого Олафа Норвежского -  дар приходу

Икона святого Олафа Норвежского — дар приходу

Последний бой

Узнав о возвращении соперника, Кнут выставил против него самую большую армию, собранную когда-либо в Норвегии, – 14400 человек. Под знамена святого Олафа встали 3600 человек. Но он решил исключить из своей армии всех некрещеных, и остались всего 1300 человек. Когда люди Кнута шли в атаку, они кричали: «Вперед, вперед, войско бондов!» А воины святого Олафа сражались с кличем: «Вперед, вперед, люди Христа, люди конунга!»

Реконструкция исторического боя

Реконструкция исторического боя

Последняя битва Олафа Харальдссона произошла 29 июля 1030 года. Накануне ночью он долго молился за себя и своих людей. Только к рассвету король задремал и увидел сон, который предвещал ему скорую кончину: он восходил на небо по лестнице и дошел до последней ступени.

Литургию в день 1000-летия крещения святого Олафа возглавил архиепископ Егорьевский Марк

Литургию в день 1000-летия крещения святого Олафа возглавил архиепископ Егорьевский Марк

Когда начался бой, войско Олафа заняло более выгодную позицию, поэтому первая атака неприятеля была успешно отбита, и защитники отечества пошли в наступление. Однако перевес в численности был так велик, что люди Кнута к полудню стали теснить воинов Олафа. Сражаясь с превосходящими силами противника, конунг несколько раз был ранен в бою, но продолжал биться до последнего вздоха. После гибели Олафа полегли все, кто стоял с ним плечо к плечу.

Как свидетельствуют исторические документы, в день битвы погода была хорошая, светило солнце, но когда началось сражение, то небо и солнце побагровели, а потом вдруг стало темно, как ночью. Данные современной астрономии подтверждают: 30 июля 1030 года произошло полное затмение солнца.

Прославление

Победа Кнута обернулась для норвежцев настоящим бедствием, его ставленники стали угнетать народ, и многие пожалели, что лишились своего конунга и своей независимости. А через год, 3 августа 1031 года, чудесным образом было обретено тело Олафа, которое оказалось нетленным.

Прихожанка

Прихожанка

Прихожанин

Прихожанин

Из песчаного холма, где после битвы был похоронен конунг, забил родник. Вода из источника излечивала от многих болезней, и Олаф был возведен местным епископом в святые.

Тело конунга с великими почестями перенесли в алтарь величественного собора в Тронхейме, который стал местом постоянного паломничества христиан.

Часовня, построенная монахом Ионой

Часовня, построенная монахом Ионой

В Стиклестаде в день 1000-летия крещения святого Олафа был освящен храм во имя равноапостольного норвежского короля, небесного покровителя своего народа

О его строительстве и жизни православного прихода рассказал настоятель храма иерей Александр Волохань.

– Чем известен город Стиклестад и почему именно он выбран для строительства храма?

Это историческое место, известное каждому норвежцу. Здесь в 1030 году в неравном бою с язычниками-бондами погиб король Олаф. Каждый год в июле в память об этом событии на поле битвы устраивается масштабная историческая реконструкция. На костюмированные представления и средневековую ярмарку собирается очень много народа. И сюда, и в Тронхейм нередко приезжают выступать церковные хоры из России, что стало уже доброй традицией. В эти дни на поле Стиклестада мы всегда совершали богослужения и вспоминали деяния святого Олафа. Конечно, нам хотелось, чтобы в таком святом месте была хотя бы небольшая православная часовня, а о постройке настоящего храма можно было только мечтать. Но с Божьей помощью все получилось!

– Как осуществилась ваша мечта?

– На одном из таких праздников в разговоре с работниками этнографического музея и представителями местной коммуны мы рассказали о своем желании построить в Стиклестаде храм. Власти поддержали эту идею. Национальный культурный центр и Вердал коммуна на безвозмездной основе выделили в долгосрочное пользование землю. Мы открыли расчетный счет для сбора пожертвований на строительство. Однако средства поступали на счет не так быстро, как хотелось бы, и в недостаточном объеме. Полностью покрыть расходы на возведение храма нам не удавалось. Но Господь не оставил нас и на этот раз.

– Кто же вам помог?

– Монах Иона. В горном Фоллдале он еще в 2003 году построил небольшую часовню. Норвежец по происхождению (Йон Фейн Юханнессен), он уже в зрелом возрасте принял православие. Узнав о нашем намерении строить храм, Иона предложил для этих целей разобрать свою часовню и перенести ее на поле Стиклестада. Это был его дар Русской Православной Церкви. Уладив формальности, мы начали строительство.

– Строили своими силами?

– Да. В этом благом деле участвовали все наши прихожане. Но больше всего потрудились норвежец раб Божий Ксенофонт, женатый на русской девушке, и его отец Алф. Примечательно и символично, что храм, в основу которого положена норвежская часовня, венчают купол и крест, изготовленные для нас в Москве. Так, общими усилиями и с Божьей помощью храм в течение лета был возведен, и 16 октября 2014 года архиепископ Егорьевский Марк совершил чин малого освящения храма. Сейчас церковь Святого Олафа – единственный храм в Норвегии, который находится в собственности Московского Патриархата. Другие приходы совершают богослужения в кирхах и молельных домах на условиях аренды.

– То есть с католиками и протестантами вы служите по очереди?

– По-разному. Где-то храм дается в постоянное пользование, как в Осло, а в храме в Тронхейме перед каждой службой мы с прихожанами расставляем иконы и светильники, собираем и устанавливаем многоярусный сборный иконостас. По завершении богослужения все снова разбираем. Наши прихожане воспринимают это как должное. Некоторые из них, возвратившись в Россию, рассказывают, что для них теперь непривычно просто зайти в храм, помолиться и уйти. Общего дела не хватает!

– Отец Александр, сколько лет вы уже живете в Норвегии и с какими особенностями пастырского служения сталкиваетесь в этой скандинавской стране?

– Мое служение началось в 2006 году. Сейчас я окормляю около 10 приходов в Центральной и Северной Норвегии. Совершал богослужения и на далеком Шпицбергене. Эти общины расположены далеко друг от друга, некоторые разделяют почти 2000 километров (как между Олесундом и Альтой), и мне, чтобы совершить богослужение в том или ином городе, приходится довольно много времени проводить в пути. А в пути я почти каждую неделю. Но люди ждут этих служб, как праздника, и это придает мне сил.

– И как много таких людей?

– Постоянных прихожан около 800 человек, а тех, кто время от времени посещает службы, примерно 2–3 тысячи. В основном это эмигранты из России, Украины, Белоруссии, но есть и норвежцы, принявшие православие. Служба проходит на церковнославянском языке и частично на норвежском.

– Как государство и общество относятся к православным и их пастырю?

– Очень благосклонно. Начнем с того, что государство выплачивает дотации на каждого члена любой религиозной организации. Поэтому мы просим наших прихожан регистрироваться в приходе. Не раз бывало, что протестанты и лютеране приходили к нам на службу из чистого любопытства, а потом просили записать их в православный приход. Со стороны местного населения мы нередко получаем помощь и поддержку. Норвежцам отрадно, что православные почитают их национального героя и небесного покровителя – короля Олафа, принявшего христианство и объединившего страну.

– С чем сегодня связаны ваши чаяния и надежды?

– Хотелось бы увидеть многолюдные богослужения в нашем новом храме, возродить паломничество православных христиан к мощам святого Олафа и месту его гибели, пробудить в людях чувство истинной любви к Богу. И поделюсь с вами нашей общей радостью – недавно в храме прошло первое венчание. Будем ждать крестин!

Людмила Дианова, беседовала Татьяна Кашина,

фото Юлии Маковейчук