Назад

Секрет подлинного счастья

«Постарайся сделать счастливыми тех, кто рядом с тобой, и ты сам будешь счастлив»

Трагическая гибель супруга, великого князя Сергея Александровича, стала для Елизаветы Федоровны переломным моментом в судьбе. Оставив светское общество, где занимала блестящее положение, она вошла «в более великий мир – мир бедных и страдающих». Именно эти слова великая княгиня сказала в апреле 1910 года во время посвящения в звание крестовых сестер любви и милосердия вместе с 17 сестрами Марфо-Мариинской обители. В этот день она впервые сменила траур на монашеское одеяние.

М.В. Нестеров. Преподобномученица великая княгиня Елизавета Федоровна

М.В. Нестеров. Преподобномученица
великая княгиня Елизавета Федоровна

Чтобы создать обитель, Елизавета Федоровна продала все свои драгоценности. Одну часть она вернула Русскому Императорскому Дому, вторую распределила между близкими, третью определила на дела милосердия. У нее была мечта – объединить подвиг молитвы святой Марии с подвигом служения ближним святой Марфы. Святые сестры были выбраны в качестве покровительниц новой общины, которой предназначалось быть как бы домом Лазаря, в котором часто пребывал Сам Спаситель.

В письме к Александре Николаевне Нарышкиной, с которой Елизавету Федоровну связывали тесные узы дружбы еще со времен Русско-турецкой войны, когда они вместе организовывали лазареты для раненых, великая княгиня писала: «…люди, страдающие от нищеты и испытывающие все чаще и чаще физические и моральные страдания, должны получать хотя бы немного христианской любви и милосердия – это меня всегда волновало, а теперь стало целью моей жизни…»

Обитель

На Большой Ордынке Елизавета Федоровна купила усадьбу с четырьмя домами и обширным садом, здесь и расположилась Марфо-Мариинская обитель милосердия. Сюда стали принимать незамужних женщин, достигших 21 года и до 40 лет, православных, грамотных, достаточно крепкого здоровья и желающих во Имя Господа посвятить все свои силы служению страждущим, больным и неимущим.

Марфо-Мариинская обитель. Вид с Ордынки

Марфо-Мариинская обитель. Вид с Ордынки

После окончания подготовительных курсов настоятельницы и духовника обители, прохождения необходимого медицинского курса начальной доврачебной помощи, где лекции читали лучшие врачи Москвы, сестры стали регулярно посещать больных. Они не только лечили их и определяли в больницу обители, но и раздавали больным одежду и обувь, помещали детей в приюты, оказывали денежную помощь, подыскивали рабочие места, оплачивали учебные курсы. Нередко приходилось уговаривать семьи пьяниц и профессиональных нищих, которые не могли дать своим детям нормальное воспитание, отдать их в приют, где они получали образование, хороший уход и профессию.

В обители была создана больница на 22 кровати. В амбулатории бедным бесплатно выдавали лекарства, делали инъекции, массаж. Было шесть кабинетов, где безвозмездно работали 34 врача в неделю. В аптеке бедным отпускались лекарства бесплатно, остальным по значительно сниженным ценам.

Для девочек-сирот открыли приют, безграмотные девушки и женщины, работавшие на фабриках, могли посещать воскресную школу. Бесплатная столовая ежедневно отпускала больше 300 обедов для многодетных женщин. Только за 1913 год было выдано почти 140 тысяч обедов. Работала библиотека, насчитывающая более 2000 томов.

Помимо этого сестры постоянно участвовали в работе многочисленных благотворительных обществ, организованных великой княгиней.

В Покровском храме обители проходили просветительские лекции и беседы, заседания Императорского Православного Палестинского общества, Географического общества, духовные чтения и другие мероприятия.

Большая добродетель – милосердие

Как-то Елизавету Федоровну спросили, какую добродетель она почитает большей. И она ответила: «Милосердие… Разве трудно оказать участие человеку в скорби: сказать доброе слово – тому, кому больно; улыбнуться огорченному, заступиться за обиженного, умиротворить находящихся в ссоре; подать милостыню нуждающемуся».

Известные хирурги приглашали Елизавету Федоров- ну ассистировать во время трудных операций

Известные хирурги приглашали Елизавету Федоровну ассистировать во время трудных операций

Она не только говорила, но и поступала так. Однажды в обитель привезли женщину, которая, зажигая керосинку, опрокинула ее на себя. Ожогами было покрыто все тело несчастной, и врачи отказались от нее. Елизавета Федоровна взялась лично выхаживать больную. Перевязки длились по два с половиной часа, княгине приходилось все время останавливаться, чтобы дать больной возможность передохнуть от мучительной боли и успокоить ее. После каждой перевязки одежду Елизаветы Федоровны приходилось проветривать, такой сильный запах исходил от язв больной. Несмотря на все это княгиня ухаживала за женщиной до тех пор, пока та не поправилась.

Говорят, Елизавета Федоровна имела целительную силу, ведь не случайно известные хирурги приглашали ее в госпитали ассистировать во время трудных операций, и она никогда не отказывала.

В своей больнице она присутствовала при последнем вздохе каждого умирающего. А потом не одну ночь читала над усопшим Псалтирь.

«Подобие Божие может быть иногда затемнено, но оно никогда не может быть уничтожено», – считала великая княгиня

«Подобие Божие может быть иногда затемнено, но
оно никогда не может быть уничтожено», – считала великая княгиня

Елизавета Федоровна основала дом неизлечимых туберкулезных больных для бедных женщин и посещала его дважды в неделю.

Пациентки часто в знак благодарности обнимали княгиню, не думая о том, что могут заразить ее. Но Елизавета Федоровна ни разу не уклонилась от их объятий.

Детский вопрос

Большие средства и силы отдавались детям. Во время Первой мировой войны сестры заботились о ребятишках, которых перевозили в Москву из мест боевых действий. Только что выстроенный дом в Денежном переулке был отдан Елизаветой Федоровной для размещения там 300 детей.

Великая княгиня находила время и для посещения других приютов. В одном из них перед визитом высокой гостьи девочек учили: «Войдет великая княгиня, вы все – хором: «Здравствуйте!» и – целуйте ручки». Когда Елизавета Федоровна вошла, дети воскликнули: «Здравствуйте и целуйте ручки!» Елизавета Федоровна перецеловала все ладошки, утешила сконфуженную воспитательницу и на другой день привезла много подарков.

Она посещала детей, больных тифом, в приюте Серафимо-Дивеевского монастыря. Все ее руки были заняты кульками и подарками. Не было кроватки, на которую она не присела бы. На каждую лысую головку легла ее рука. Сколько было раздарено конфет и игрушек! И ожили, засияли грустные глазки. После ее посещения уже никто больше не умирал.

Великая княгиня ходила по притонам, смрадным переулкам Хитровки, куда мало кто решался заглянуть. И никто не посмел ее обидеть. Вид потерявших человеческий образ людей не отталкивал ее. «Подобие Божие может быть иногда затемнено, но оно никогда не может быть уничтожено», – говорила Елизавета Федоровна. Ей удавалось достучаться до помраченных душ, и они вверяли великой княгине своих детей, вырываемых из бездны разврата.

В духе истины

Елизавета Федоровна старалась подражать преподобным святым. Она спала по 2-3 часа на деревянной кровати без матраца, с жесткой подушкой. В полночь поднималась помолиться в церкви, а затем отправлялась в больницу. Если кто-то из пациентов испытывал тревогу, она оставалась рядом, стараясь успокоить.

«Истинность нашей любви к Христу, преданность Ему мы можем выразить, утешая других людей – именно так мы отдадим Ему свою жизнь», – говорила великая княгиня

«Истинность нашей любви к Христу, преданность Ему мы можем выразить, утешая других
людей – именно так мы отдадим
Ему свою жизнь», – говорила великая княгиня

Она тайно носила власяницу и вериги, соблюдала все посты, ела очень мало и даже в обычное время не употребляла не только мясо, но и рыбу. Без совета духовных отцов не предпринимала никакого дела и находилась в полном послушании у них. Елизавета Федоровна постоянно творила «Иисусову молитву» и писала о ней своему брату: «Эту молитву каждый христианин повторяет, и хорошо с ней засыпать, и хорошо с ней жить. Говори ее иногда, дорогой, в память твоей старшей любящей сестры».

Закрытие обители

В апреле 1918 года Елизавета Федоровна была арестована, но обитель продолжила свою деятельность до 1926 года. Впоследствии в ее помещениях действовала поликлиника, где работали сестры под руководством княжны Голицыной. После ареста княжны часть сестер была выслана в Туркестан, другие переехали в Тверскую область, где провел свои последние дни духовник обители отец Митрофан (Сребрянский).

Новые власти устроили в Покровском соборе обители кинотеатр, позднее дом санитарного просвещения. В Марфо-Мариинской церкви разместилась амбулатория им. профессора Ф.А. Рейна. После Великой Отечественной войны здание Покровского храма передали под Государственные реставрационные мастерские.

В блокнот паломнику:

Марфо-Мариинская обитель милосердия

Адрес: 119017, Москва, ул. Большая Ордынка, д. 34.

Тел.: 8 (903) 625-70-47.

Тел/факс: 8 (499) 704-21-73.

Эл. почта: mmom.pokrov@gmail.com

Галина Дигтяренко