Назад

Сербия. Сестра Руси Великой

Сербия, принявшая христианство в VII веке, много столетий пользовалась покровительством России: до сих пор в местных монастырях можно увидеть дары, преподнесенные обителям российскими самодержцами. В некоторых из них были русские настоятели. Монашество в Сербии достигло своего расцвета после Октябрьской революции 1917 года, когда русские иноки обрели на Балканах вторую родину.

Одна из 11 икон, преподнесенная в дар косовским сербам в рамках благотворительного проекта «Русские иконы косовским анклавам»

Одна из 11 икон, преподнесенная в дар косовским сербам в рамках благотворительного проекта «Русские иконы косовским анклавам»

 «Нас и русо – 200 миллионов, а без России – пол камеона (самосвала – серб.)», – говорят сербы. Как мне показалось, любовь к России они впитывают с молоком матери. Главным в этом славянском братолюбии является общая православная вера. Испокон веков русские отдавали «души своя» за притесняемых сербов. «Это было сочувствие к обиженному младшему брату. Веками воспитывалось это чувство в русском народе, который за освобождение славян вел длинный ряд войн с турками», – так писал военный историк Н.Н. Головин о причине вступления России в Первую мировую войну.

Эта любовь сербов к России, вначале непонятная нам, прошла красной нитью через все наше путешествие и наполнила его особым смыслом.

Монастырь Жича

…Мы достигли монастыря Жича, находящегося в центре Сербии, увидели гостеприимно распахнутые ворота и облегченно вздохнули: «Успели!» Монастырь Жича – колыбель сербской церкви и государственности. Построенный в начале XIII века, он на протяжении полувека являлся центром Автокефальной Сербской Церкви. В 1221 году в соборном храме первый сербский архиепископ Савва короновал своего брата – первого сербского короля Стефана, и Сербия была провозглашена королевством. Сегодня церковь Святого Спаса своим величием и багряным цветом напоминает о былой силе монархической власти и о крови, пролитой православными сербами за свою веру.

Любовь местных жителей к России, внача- ле непонятная нам, прошла красной нитью через все наше путешествие по Сербии и наполнила его особым смыслом

Любовь местных жителей к России, вначале непонятная нам, прошла красной нитью через все наше путешествие по Сербии и наполнила его особым смыслом

Вся природа пребывает в глубоком сне, когда под сводами храма начинают звучать первые славословия. В дни праздничных богослужений, по афонской традиции, приводится в движение большое паникадило с зажженными свечами. Неторопливые молитвы на церковнославянском языке, протяжные византийские песнопения, запах ладана – все это позволяет ощутить неземную красоту свершающегося таинства.

После отдыха и общей трапезы начинаются послушания: есть иконописная и швейная мастерские; сестры занимаются издательской деятельностью и переводом святоотеческой литературы, в том числе и с русского языка. Мы также выражаем желание поработать.

Свято-Успенскую Лавру (монастырь) Студеницу по значимости можно сравнить с нашей Троице-Сергиевой Лаврой

Свято-Успенскую Лавру (монастырь) Студеницу по значимости можно сравнить с нашей Троице-Сергиевой Лаврой

– Вы же гости! – удивляется Снежана. – И, кроме того, сейчас у вас встреча с игуменией Еленой.

– С игуменией?! – вопрошаем мы, прекрасно осознавая, сколь много обязанностей у главы самой крупной в Сербии обители.

Нас приглашают в гостиную, и оставившая свои дела игумения терпеливо отвечает на наши вопросы:

«Я всегда рада поговорить на духовные темы».

В монастыре мы познакомились с русской девушкой Ольгой и сербкой Милой – большой почитательницей России, которая из любви к нашей стране даже выучила русский язык. Когда дневные заботы отступают, мы с Милой располагаемся в монастырском саду. На маленьком столике стоит приготовленный для нас букет цветов и «русский чай» (так сербы именуют крепкий черный чай, который сами употребляют редко). Мы достаем привезенные фотографии и начинаем свой рассказ…

Два Николая

На территории монастыря Жича находится резиденция епископа Жичского, где в 40-е годы ХХ века подвизался «сербский Златоуст» – святитель Николай (Велимирович). Общеизвестна его любовь к России – казалось, не было в мире человека, который так глубоко осознал трагедию Октябрьской социалистической революции. Владыка Николай написал множество статей в защиту русского народа. В письме «Неправославному священнику, спрашивающему, за что Бог карает православную Россию» он подчеркивал, что Россия страдает не только за свои грехи, но и за грехи других народов, которые, подобно Христу, приняла на себя ради спасения рода человеческого.

Церковь Святого Спаса своим величием и багряным цветом напоминает о крови, пролитой православными сербами за свою веру

Церковь Святого Спаса своим величием и багряным цветом напоминает о крови, пролитой православными сербами за свою веру

При Владыке Николае в Жиче построили храм, где недавно был обретен образ святого благоверного царя-мученика Николая. Случилось это так: в ходе ремонтных работ над фреской Серафима Саровского заметили незаписанный прямоугольник, отделили от стены лист бумаги – из-под него показался лик русского царя. Фреску, написанную более чем за полвека до его официальной канонизации, таким незамысловатым способом спрятали в период безбожной власти.

Мы долго стояли в сербском храме перед ликами русских святых, которые безмолвно свидетельствовали об искренней любви к ним местных жителей.

«Братска Русия»

По вечерам, попивая кофе или ракию, местные жители неспешно беседуют, сидя в кафе или на открытых террасах своих домов. Особенно нам понравились сербские села. Добротные двухэтажные жилища, белые стены которых гармонично сочетаются с деревянными ставнями и черепичной крышей, обилие цветов и аккуратные лужайки с подстриженным газоном – все это радует своим видом хозяев и проходящих мимо людей: высокие заборы, как и решетки, отсутствуют.

Сербский язык оказался настолько похож на русский, что через две недели мы уже могли объяснить, из «какой кучи излезли и в какую долазим» (из какого дома вышли и в какой направляемся).

– Русия! – озарялось радостью лицо собеседника, узнавшего, откуда мы приехали. – Братска Русия!

Сербы рассказывали о своей любви к России, делились впечатлениями от посещения нашей страны, вспоминали о переписке с русскими друзьями. Незнакомые люди помогали, угощали, давали номера своих телефонов, взяв с нас обещание позвонить в случае затруднений.

Монах Дамаскин. Монастырь Високи Дечани

Монах Дамаскин. Монастырь Високи Дечани

Кроме гостеприимства и доброжелательности сербам присуща поистине детская простота – в этом мы убедились, проезжая небольшой городок, где движение почти остановилось из-за пробки. Драган, в машине которого мы ехали, внезапно высунулся из окна.

– Эй, друг! – торжествующе крикнул он. – Ты знаешь, кто находится у меня в машине? Здесь рускини!

Незнакомый серб расплылся в улыбке и приветливо помахал нам рукой…

Мать сербских церквей

Наш путь лежит в Свято-Успенскую Лавру – монастырь Студеницу, который по значимости можно сравнить с Троице-Сергиевой Лаврой в России; матерью сербских церквей называют его в Сербии…

В церкви святого Димитрия Солунского в монастыре Печ Патриаршая. Здесь собрано то, что удалось спасти из оскверненных и уничтоженных косовских храмов.

В церкви святого Димитрия Солунского в монастыре Печ Патриаршая собрано то, что удалось спасти из оскверненных и уничтоженных косовских храмов.

Обитель воздвигнута в 11831196 годах великим жупаном (правителем) Стефаном Неманей. Перед завершением строительства Неманя передал управление Сербским государством среднему сыну Стефану Первовенчанному и принял монашеский постриг с именем Симеон. Удалившись на Святую Гору Афон, Симеон с сыном Саввой восстановил монастырь Хиландар, после чего в 1200 году предал душу Господу. Его мощи были прославлены обильным мироточением, за что и стали называть святого Мироточивым. Святой Савва перенес мощи отца на родину, в Студеницу, стал настоятелем и управлял обителью до 1215 года. За это время монастырь Студеница превратился в церковный центр Сербии – краеугольный камень, на котором была воздвигнута самостоятельная Сербская Церковь.

По удачному стечению обстоятельств во время нашего визита в древнейшей обители проходил VI Собор Сербской Православной молодежи – как единственные представители своей страны мы оказались там очень кстати. Общий язык был найден, дружеские отношения завязаны.

«У нас остались только Бог и Россия»

Косово – сербский Иерусалим, сербская Святая Гора. Косово – это святыня над святынями. Косово – это сердце Сербии.

Святость этого кусочка земли в сотню квадратных километров, где находится около тысячи церквей и монастырей, на протяжении столетий костью в горле стоит у гонителей Православия. Отошел сербский народ от веры, запустели храмы, обратились взоры людей на Запад, поклоняющийся Золотому тельцу. И отдал Бог удел свой избранный на поругание агарянам – просыпайся, народ сербский, очищайся в горниле скорбей и страданий! Льются слезы на Святой Земле Сербии; несется к Престолу Божию вопль матерей, схоронивших своих сыновей; озаряются светом лампад лица монахов, не спящих в ночной тишине: просыпайся, народ избранный, возвращайся к своему Отцу…

У нас остались только Бог и Россия

У нас остались только Бог и Россия

17 февраля 2008 года произошло отторжение Косова от Сербии – мир разделился: Свет и Тьма озарили либо поглотили целые народы. И в это нелегкое для Сербии время старшая сестра Россия пришла на помощь гонимой младшей сестре. Много значила поддержка русских для сербов, позабылось молчание официальной Москвы в лето 1999-го, благодарностью наполнились сердца людей.

«Нас и русо – 200 миллионов, а без России – пол камеона (самосвала – серб.)», – говорят сербы.

«Нас и русо – 200 миллионов, а без России – пол камеона (самосвала – серб.)», – говорят сербы.

В Косовской Митровице, недалеко от памятника русскому консулу Щербине, убитому албанцами, установлены флаг России и транспаранты: «Россия, помоги!», «Живела Сербия и Россия!». Беседуя с людьми, я всем задавала вопрос о роли России. Александр, сельский учитель русского языка, сказал: «Мы живем надеждой, что нам поможет Россия. Когда албанцы объявили о независимости, мои ученики написали на доске порусски: «Да здравствует Россия! Да здравствует Путин! Нам помогает Россия – огромная страна! Нам помогают наши братья!».

После чудовищного беззакония, свершившегося на этой земле, сербы говорят: «Теперь у нас остались только Бог и Россия».

Наталья Батраева, фото автора