Назад

Сладкая жизнь

Алексея Ивановича еще при жизни называли «шоколадным королем». Его кондитерская фабрика была крупнейшей в России. Успешный предприниматель, начавший свое дело с нуля, Абрикосов стал одним из самых значительных меценатов за всю историю благотворительного движения России.

Алексея Ивановича еще при жизни называли «шоколадным королем»

Алексея Ивановича еще при жизни называли «шоколадным королем»

Мармелад по благословению

Высокому и статному Алексею Ивановичу необыкновенно шла его звучная фамилия, которая досталась от деда – крепостного крестьянина Степана из Пензенской губернии. Он был известен тем, что лучше других умел сварить любое варенье и даже приготовить пастилу из абрикосов (эти южные плоды в XVIII веке уже выращивали даже на скудных пензенских землях). Так и закрепилось за ним прозвище Абрикосов.

 

Кондитерская фабрика Абрикосова была крупнейшей в России

Кондитерская фабрика Абрикосова была крупнейшей в России

 

Игумен Ново-Спасского монастыря благословил производство мармелада иконой

Игумен Ново-Спасского монастыря благословил производство мармелада иконой

 

Он лучше других умел сварить любое варенье и даже приготовить пастилу из абрикосов

Он лучше других умел сварить любое варенье и даже приготовить пастилу из абрикосов

Снискав расположение барыни, Степан выпросился «на оброк» в Москву. Через несколько лет он собрал достаточную сумму, чтобы выкупить не только себя, но и жену с тремя детьми.

В столице Степан наладил маленькое семейное предприятие, на котором варил свои фирменные сладости – пастилу и мармелад. В 78 лет сбылась, наконец, мечта его жизни: он записался в купцы Семеновской слободы и даже открыл свою бакалейную лавку. Продукция новоиспеченного купца шла нарасхват, ее закупали для званых вечеров, чиновничьих балов и купеческих свадеб. Однажды душистый абрикосовый мармелад отведал игумен Ново-Спасского монастыря, и ему так понравилось лакомство, что он благословил производство мармелада иконой. Эта икона стала фамильной реликвией Абрикосовых, в конторе Алексея Ивановича она всегда занимала почетное место.

Выставочный павильон товарищества Абрикосовых

Выставочный павильон товарищества Абрикосовых

Мальчик на побегушках

В 1812 году старший сын Степана Иван официально получил фамилию Абрикосов и встал у руля семейного предприятия, приносившего к тому времени уже немалый доход – 8 тысяч рублей в год. Однако отцовской хватки у него не было, и к середине 30-х годов Иван Степанович объявил себя банкротом. Он уже не мог оплачивать учебу своего сына Алексея и отправил его в услужение за 5 рублей в месяц в бакалейную лавку немца Гофмана. Очень скоро из мальчика на побегушках Алексей превратился в незаменимого помощника хозяина. Он с легкостью выучил немецкий язык, освоил азы бухучета и навсегда уяснил, что значит «вести дело по-немецки»: соблюдать во всем точность и аккуратность, лично вникать во все мелочи, экономить не в ущерб, а во имя здравого смысла. Лучшего ученика у Гофмана никогда не было. Когда Алексей решил возродить семейное дело, хозяин не только отпустил его, но открыл ему столь необходимый кредит.

Детская больница им. Морозова

Детская больница им. Морозова

Через Гофмана Алексей Иванович нашел себе и подходящую невесту – дочь табачного фабриканта Мусатова шестнадцатилетнюю Грушеньку. Несмотря на молодость, она сразу же включилась в семейный бизнес. Потомки Абрикосовых вспоминают, что у Агриппины Алекссевны была легкая рука, ее начинания, как правило, имели успех, и глава семейства всегда считался с мнением жены. Правда, иногда посмеивался над излишней бережливостью своей супруги. Однако, скупая в мелочах, Агриппина Алексеевна, как и ее муж, никогда не жалела денег на благотворительность.

Не ради званий и славы

В 1853 году, когда началась Крымская война, Алексей Иванович пожертвовал первые сто рублей на нужды госпиталей и ополчения. По мере того как развивалось кондитерское производство, благотворительные взносы становились более значительными и регулярными. Абрикосов входил в попечительский совет нескольких учебных заведений города, под его опекой находилась детская больница им. Морозова. На его деньги строилась психиатрическая лечебница. А когда встал вопрос о реконструкции здания Московской консерватории, он выделил из оборотного капитала сразу 100 тысяч рублей. В 1870 году за развитие благотворительности Алексей Иванович Абрикосов получил дворянское звание.

Лубянская площадь, на которой находилось товарищество «Абрикосов и Сыновья». Середина XIX века

Лубянская площадь, на которой находилось товарищество «Абрикосов и Сыновья». Середина XIX века

Год от года множились его награды: три ордена Владимира, орден Анны, орден Александра. Все весомее становилось и положение в обществе. Но Абрикосов никогда не рассматривал благотворительность как средство достижения каких-то личных целей. Не ради званий и орденов он жертвовал на благие дела. Как и множество состоятельных людей того времени, Алексей Иванович сознавал моральную ответственность перед неимущими. Он любил говорить: «Если Бог дал человеку деньги, верни их через благотворительность».

В годы войны с Турцией (1877–1878) Абрикосов становится членом комитета по оказанию помощи семьям убитых и раненых, а позже входит в Совет Дома московского купеческого общества, занимавшегося строительством бесплатных квартир для участников той войны.

Рожайте на здоровье!

У Агриппины Алексеевны было свое поле деятельности. При кондитерской фабрике для работающих женщин она открывает первый в России бесплатный детский сад, а затем создает родильный приют на 25 коек. Благодаря первоклассным врачам, которых она привлекла для работы в приюте, здесь была рекордно низкая детская смертность – всего 1%. Столь пристальное внимание родильному приюту было неслучайным. Агриппина Алексеевна сама была многодетной матерью, родив двадцать два ребенка. Именно это обстоятельство она считала своим самым большим достижением в жизни. Увы, в живых остались лишь семнадцать детей. Всем им родители дали высшее образование. На учебу Абрикосовы денег никогда не жалели. Среди их потомков – известные врачи, артисты, крупные ученые. Один из внуков был литературным секретарем Л.Н. Толстого, другой – лауреатом Нобелевской премии в области физики.

Роддом № 6 на Миусской улице

Роддом № 6 на Миусской улице

К славной династии Абрикосовых имеют отношение и все те, кто родился в московском роддоме № 6 на Миусской улице. Умирая, Агриппина Алексеевна завещала 100 тысяч рублей на его строительство и содержание. Алексей Иванович лично проследил за тем, чтобы последняя воля жены была исполнена. Родильный дом построили в рекордно короткие сроки, первым его заведующим стал зять Абрикосовых – знаменитый врач-акушер А. Рахмонов. После революции это учреждение носило имя Крупской, которая, как известно, была бездетной. Лишь в 1994 году роддому вернули имя основательницы.

Агриппина Алексеевна Абрикосова

Агриппина Алексеевна Абрикосова

Староста «восьмого чуда света»

Для своей разраставшейся с каждым годом семьи Абрикосов нашел подходящее жилище – бывшие палаты боярина Сверчкова. Прямо за домом располагался чудесный сад, из которого можно было попасть во двор самого известного в старой Москве храма Успения Божией Матери, в народе его называли «восьмым чудом света». У храма было 13 глав по числу 12 апостолов и их Учителя – Иисуса Христа. Каждый, поднявшийся по высокой церковной лестнице, попадал на галерею, с которой открывался величественный вид на Москву. По замыслу архитекторов, это должно было вызывать у прихожан особое чувство вознесенности, располагающее к молитвенному настроению. По преданию, даже Наполеон, увидев это чудо, воскликнул: «О! Русский Нотр-Дам!» – и выставил особый караул охранять церковь от поджога и мародеров. И действительно, пожары 1812 года миновали ее.

Церковь Успения Божией Матери на Покровке

Церковь Успения Божией Матери на Покровке

В числе прихожан были самые известные люди Москвы. Достоевский называл храм своей любимой московской церковью, а многочисленные дети и внуки Абрикосовых просто «нашим». И не без основания. Алексей Иванович в течение 27 лет был усердным прихожанином и старостой Успенского храма. Он был глубоко верующим человеком, истинно православным, и детей своих, и внуков наставлял: «Трудитесь на благо Церкви». Так, как делал сам.

Последние дни

Протоиерей Успенского храма отец Дмитрий Фаворский очень высоко ценил участие бессменного старосты в жизни прихода. В день погребения Алексея Ивановича он с большим чувством произнес прощальное слово, в котором особо отметил, что усопший «входил во все нужды храма, знал все, в чем он нуждался. Он благотворил нашему храму неоскудно, не ведя счета своих благотворений». Его похоронили рядом с женой на кладбище Алексеевского монастыря. Но после Октябрьского переворота кладбище уничтожили, как и церковь Успения на Покровке.

Сегодня фабрика Абрикосова носит имя совсем другого человека – рабочего депо Москва-Сортировочная Петра Бабаева.

Сегодня фабрика Абрикосова носит имя совсем другого человека – рабочего депо Москва-Сортировочная Петра Бабаева.

А кондитерская фабрика Абрикосова сохранилась. На ней, как и при жизни Алексея Ивановича, выпускают отменный шоколад, конфеты «Белочка» и «Раковые шейки» по рецептуре, разработанной еще 150 лет назад. Однако фабрика носит имя совсем другого человека – рабочего депо Москва-Сортировочная Петра Бабаева. Как восстановить историческую справедливость? От раскрученного бренда нынешние владельцы фабрики вряд ли откажутся. Но кое-что и в наших силах. Всякий раз, разворачивая нарядную обертку знакомого с детства лакомства, помяните добрым словом Алексея Ивановича Абрикосова. Это и будет ему лучшей памятью.

Всякий раз, разворачивая нарядную обертку знакомого с детства лакомства, помяните добрым словом Алексея Ивановича Абрикосова

Всякий раз, разворачивая нарядную обертку
знакомого с детства лакомства, помяните
добрым словом Алексея Ивановича Абрикосова

Людмила Дианова