Назад

Среди бескрайних полей Шампани

Сто лет назад началась Первая мировая война. В 1916 году на просьбу союзников о помощи император Николай II приказал отправить во Францию экспедиционные войска.

Во исполнение Высочайшего повеления четыре русских отдельных бригады, по два полка каждая, общей численностью 750 офицеров и 45 тысяч унтер-офицеров и солдат, прибыли во Францию. 1-я и 3-я бригады были отправлены на фронт Шампани, 2-я и 4-я – на Салоникский фронт, в Македонию.

Ныне среди бескрайних полей Шампани, ставшей гигантским полем битвы во время Первой мировой войны, то здесь, то там возвышаются обелиски многочисленных военных кладбищ с надписями на разных языках

Ныне среди бескрайних полей Шампани, ставшей гигантским полем битвы во время Первой мировой войны, то здесь, то там возвышаются обелиски многочисленных военных кладбищ с надписями на разных языках

Ныне среди бескрайних полей Шампани, ставшей гигантским полем битвы во время Первой мировой войны, то здесь, то там возвышаются обелиски многочисленных военных кладбищ с надписями на разных языках. Есть среди них и кресты с русскими фамилиями, выведенными латинскими буквами: Saveliev, Kotov, Ivanoff… Самое большое русское воинское захоронение находится близ города Мурмелон-ле-Гранд под Рейном.

Диковинно смотрится белоснежный храм псковской архитектуры среди полей Шампани, для русского же человека эти четкие линии и полукружия – очертания, знакомые с детства. Устремленную ввысь звонницу венчает непривычный французам православный восьмиконечный крест, золотом выбита надпись на гладкой стене: «Русским солдатам, погибшим во Франции».

Скит, фрак и «Витязи»

Но прежде строительства храма-памятника в этом святом для всякого русского человека месте был основан православный скит. Деревянные ворота, выходящие на дорогу, сейчас на замке, ограда постепенно ветшает, трещины расползаются по кладке. Надпись на французском языке гласит: «Православный русский скит», а ниже уже на русском: «Всех святых в земле Российской просиявших». Тишина нарушается пением птиц… совсем как в России!

Обелиск на одном из военных кладбищ, установленный в память 915 русских воинов, павших на поле брани во Франции

Обелиск на одном из военных кладбищ, установленный в память 915 русских воинов, павших на поле брани во Франции

Деревянная церковь, колокольня да русский погост с четырьмя крестами. Сегодня скит опустел – не осталось в нем насельников, но не умолкает молитва: богослужения совершает приезжающий сюда священник.

85 лет назад скит Всех святых в земле Российской просиявших основали русские иноки. В 1930 году митрополит Евлогий (Георгиевский), управляющий русскими православными приходами Московской Патриархии, направил в Мурмелон одного из своих клириков разузнать, можно ли открыть в этом месте приход. Несмотря на то что русских в окрестностях оказалось крайне мало и приход создать было невозможно, Господь не оставил этого места.

Православный скит всех святых, в земле российской просиявших в Мурмелоне

Православный скит всех святых, в земле российской просиявших в Мурмелоне

Иеромонах Алексий (Киреевский), прибывший с Афона в 1925 году и стремящийся к уединенной жизни, предложил владыке Евлогию основать рядом с кладбищем скит, чтобы молиться в нем об убиенных и поминать усопших на чужбине. Он подобрал двух учеников-послушников: Дмитрия Никитина и Виктора Коротая, принявших постриг с именами Иоасаф и Варлаам. На пожертвования приобрели два гектара земли рядом с кладбищем и построили скромный барак, выделив в нем помещение под церковь. В 1932 году поставили храм-часовню из досок военных бараков, оставшихся после Первой мировой войны.

Внутреннее убранство русского скита

Внутреннее убранство русского скита

Нелегко жилось братии: тяжелый труд сменяли продолжительные бдения и келейные молитвы. Устав скита избрали афонский со всем кругом положенных богослужений (с 12 часов ночи до 4–5 часов утра). Питались в основном овощами, выращенными на огороде, остальные расходы покрывались из пожертвований и треб. Подспорьем служили посылки от благотворителей с продовольствием, ношеной обувью и одеждой. Случались и курьезные подношения: одна овдовевшая дама прислала фрак и смокинг покойного мужа с просьбой распорядиться вещами и считать вырученное за них взносом на помин души. Смокинг отец Алексий обменял у фермера на подводу навоза для огорода, а фрак пришлось везти в Париж и предлагать знакомым.

Сердце глупое, не бейся Мыслям скорым в унисон. Там во Франции, под Реймсом, Спрятан город Мурмелон, Где за честь, не за награду, – Клевета, навек отстань, – Дрались русские бригады За провинцию Шампань. Виктор Леонидов

Сердце глупое, не бейся
Мыслям скорым в унисон.
Там во Франции, под Реймсом,
Спрятан город Мурмелон,
Где за честь, не за награду, –
Клевета, навек отстань, –
Дрались русские бригады
За провинцию Шампань.
Виктор Леонидов

Несмотря на увещевания владыки Евлогия о непомерности возложенных на братию послушаний, отец Алексий, 29 лет подвизавшийся на Афоне, не соглашался менять устав, убеждая, что и молодые монахи не желают послабления. Этим, вероятно, и объясняется отсутствие новых пострижеников – послушники, не выдерживая суровой скитской жизни, уходили.

Со временем рядом с бараком построили дом для паломников, сарай, курятник, устроили пасеку. В скит потянулись паломники, привлеченные подвижнической жизнью монахов и красотой места. Постепенно образовался небольшой приход из православных, живущих в округе.

«Если Франция и не была стерта с карты Европы, то в первую очередь благодаря мужеству русских солдат» Маршал Фердинанд Фош

«Если Франция и не была стерта с карты Европы, то в первую очередь благодаря
мужеству русских солдат»
Маршал Фердинанд Фош

После смерти отца Алексия его преемником стал архимандрит Иов (Никитин). В 1960-х годах он начал привлекать русскую молодежь – членов «Национальной Организации Витязей». Под руководством Николая Федорова, основателя организации, и при духовном окормлении архимандрита Иова в скиту проводились весенние лагеря «Витязей». Множество детей укрепились здесь на духовном пути, и даже спустя десятилетия они не забывают эту землю и добрых наставников, приезжая сюда вместе со своими детьми и внуками.

Помогли финские соседи

В 1980-х годах храмовое здание обветшало, и отец Иов решил построить новую церковь. Его молитвы Господь услышал: в один из дней обитель посетила финская художница Лиза Кунингас, учившаяся православной иконописи в Париже. Архимандрит рассказал ей о давней мечте заменить разрушающуюся часовню новой деревянной церковью в ознаменование Тысячелетия Крещения Руси. Слова эти запали Лизе в сердце, вернувшись в Финляндию, она рассказала об отце Иове своим соседям. Новый храм, спроектированный во Франции, согласно желанию настоятеля, был выполнен в Финляндии. Церковь собрали из бревен, каждое из которых пронумеровали и пометили, после чего постройку разобрали и отправили во Францию.

Прибытие русского экспедиционного корпуса в Марсель

Прибытие русского экспедиционного корпуса в Марсель

К сожалению, отец Иов не дождался осуществления своих чаяний: новый храм украсил обитель уже после его смерти, наступившей в 1986 году. Но ранее он дальновидно основал Общество друзей скита, которое и до сего дня под председательством отца Георгия Дробота следит за сохранением обители. Лиза и ее друзья несколько раз приезжали во Францию, чтобы завершить постройку. В 1988 году церковь была закончена и освящена архиепископом Франции и Западной Европы Георгием (Вагнером).

Храм выстроен по всем канонам древних северо-русских деревянных церквей. Большинство икон написаны отцом Георгием Дробота и его учениками по иконописи: Лизой Кунингас и Фусако Танигучи. Рядом с храмом возвышается деревянная колокольня.

Памятник воинам русского экспедиционного корпуса в Париже

Памятник воинам русского экспедиционного корпуса в Париже

В 1937 году Союзом офицеров бывшего Экспедиционного корпуса рядом с военным кладбищем был куплен участок земли, на котором при помощи русской общественности был воздвигнут храм-памятник, посвященный русским воинам, отдавшим свои жизни за Францию.

Наталья Батраева, фото автора