Назад

Счастливы вместе?

Протоиерей Илия Шугаев

Протоиерей Илия Шугаев

Святой благоверный князь Димитрий Донской и святая благоверная княгиня Евдокия Московская прожили в праведном браке двадцать два года. Союз, заключенный изначально по политическим соображениям, стал для потомков примером высокой супружеской любви и верности.

Можем ли мы хоть в малой мере повторить их путь взаимного служения? Что такое христианский брак в современном мире? Почему не только молодые, но и зрелые люди зачастую не проходят испытания брачными узами? Об этом наш корреспондент Людмила Дианова беседует с кандидатом богословия, автором популярной книги «Один раз и на всю жизнь» протоиереем Илией Шугаевым.

– Отец Илия, верно ли утверждение, что только венчанный брак благословлен Богом и только такой брак может быть счастливым?

– Нет, конечно. Любой брак, заключенный законно, в соответствии с традициями своего времени, благословлен Богом. Сотворив мужчину и женщину, Господь сказал: «оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей и будут два в плоть едину» (Быт. 2, 24). И это сказано всем людям. Кстати, церковное таинство Брака не совсем правильно называть таинством венчания. Венчание – это только обряд, который стал обязательным в конце Х века. До этого таинство брака могло совершаться иначе: жених и невеста брали благословение у епископа и скрепляли узы брака на литургии общим причастием. В память об этом в конце венчания после молитвы «Отче наш» священник выносит одну чашу на двоих с вином, к которой приобщаются новобрачные.

– Венчание очень красиво и торжественно. Одно время на него была даже мода, и многие венчались, не понимая смысла этого таинства. В чем же он?

– Во время венчания первоначально освященный Богом брак получает особую благодать. Семья становится малой Церковью. Муж в ней условно священник, жена – дьякон, а дети – прихожане. Мне кажется, можно дерзновенно говорить, что отныне спасение супругов зависит друг от друга: они плывут в Царство Небесное на одном корабле. Задумайтесь, речь идет о самой глубинной связи, которая только может быть между людьми.

Благоразумная супружеская любовь состоит в том, чтобы и любящий, и любимый взаимно вразумляли друг друга.
(прп. Ефрем Сирин)

– Так вот почему говорят, что браки заключаются на небесах. Это не в смысле гарантии счастья, а, скорее, в смысле особой ответственности за близкого тебе человека…

– Почему же? И счастья – тоже. Давайте обратимся к этимологии этого слова. «Счастье» – значит быть СО-ЧАСТЬЮ чего-то или кого-то. И по ощущениям это очень-очень хорошо. Само слово – удивительное свидетельство того, как наши предки понимали счастье. Ведь как возникают слова? Сначала появляется некий предмет или некое состояние, которое надо обозначить. Наверное, было так: осознав, что кто-то настолько близок тебе, что стал частью тебя самого, человек назвал это состояние «счастьем». Другими словами, счастье – это преодоление человеком глубинного одиночества. И полнее всего это радостное состояние, к которому мы все стремимся, реализуется в семье.

– Получается, что семейный человек автоматически становится счастливым?

– В том смысле, о котором мы с вами говорим, – конечно.

– Почему же тогда столько разводов? Почему сплошь и рядом «части» не складываются воедино?

– Причина одна: в утрате самой способности любить. Все хотят быть любимыми. Причем не за что-то, а просто так. А действительно любить – это трудно, это душевнозатратно. В христианском понимании любовь – та, которая «покрывает всё», – не столько чувство, сколько состояние, когда две души слились воедино. Но если я эгоист, то я тверд, как камень, и ни с кем не могу слиться. Супружество – всегда жертвенный путь, о чем в эйфории влюбленности новобрачные редко задумываются. И брачные венцы, которые держат над супругами во время венчания, в какой-то степени символизируют венцы христианских мучеников.

Супружество – всегда жертвенный путь, о чем в эйфории влюбленности новобрачные редко задумываются. И брачные венцы, которые держат над супругами во время венчания, в какой-то степени символизируют венцы христианских мучеников.

Супружество – всегда жертвенный путь, о чем в эйфории влюбленности новобрачные редко задумываются. И брачные венцы, которые держат над супругами во время венчания, в какой-то степени символизируют венцы христианских мучеников

– Если идти по пути поисков смыслов, предложенному Вами, то выходит, что в брачном церковном обряде это ключевой момент, потому что слово «венчание» произошло от слова «венец». Душевные страдания в браке неизбежны?

– Они очень возможны. Мало кому удается избежать обидных слов и упреков в адрес любимого человека. Такие выпады ранят, порой, больнее, чем раны физические. Чаще всего ссоры возникают потому, что наши желания и наши представления о хорошем муже или жене идут вразрез с действительностью. Если разобраться, проблематику отношений между супругами можно описать всего двумя глаголами: «иметь» и «быть».

Супругам поможет вот что: ни один из них не должен себя оправдывать. Если каждый из супругов оправдывает себя, то, сколько бы духовных книг они ни прочли, пользы не получат.
(прп. Паисий Святогорец)

– Что Вы имеете в виду?

– Идею замечательного немецкого психолога Эриха Фромма, чьи философские взгляды основаны на библейском понимании жизни. Человек должен спросить себя, что он хочет: ИМЕТЬ хорошую жену или БЫТЬ хорошим мужем. «Иметь» по Фромму подразумевает желание обладать женой (мужем), которая (который) соответствует определенным ожиданиям. Упрощенно: она (он) должна быть хорошей – такой, как я хочу. А «быть» – это самому (самой) быть хорошим мужем (женой). Не требовать, не ожидать, а просто быть. Чувствуете разницу? Настоящий христианин строже всего спросит с себя самого. Рано или поздно его дела, его добрые поступки непременно дадут всходы.

– То есть не ждать урожая, а сеять?

– Да. Любовь должна быть деятельной. При этом и мудрой, и милосердной, а иногда – и жесткой, пресекающей обман или грубость. Жена не должна терпеть унижений от мужа и наоборот. Без глубокого взаимного уважения взрастить любовь невозможно.

А еще в конфликтах надо понимать: есть человек и есть грех, живущий в человеке. Бороться надо именно с грехом. Как? Прежде всего, молитвой и убеждением. У каждого, как известно, свои недостатки: кто-то курит, кто-то слишком вспыльчив. Иногда бывает сложно понять, что лежит в основе греха – каприз или человеческая немощь. И нужна духовная мудрость, чтобы разделить это. Если муж (жена) пытается бороться со своими слабостями, надо не только простить его (ее), но и всячески поддержать. Если поведение супруга – каприз, то надо его пресекать.

Венчание очень красиво и торжественно

Венчание очень красиво и торжественно

– Святейший Патриарх Кирилл в своем Слове на праздник Собора Пресвятой Богородицы 8 января этого года говорил о семье как о школе межличностных отношений, школе, где воспитываются нравственные чувства, «главное из которых – любовь». Значит, чтобы создать семью, изначально любовь не обязательна, ее можно воспитать?

– Да, любовь – это искусство, которому надо обучать. И чем раньше, тем лучше. Модель поведения, дающая человеку замечательную способность любить, закладывается в нем от нуля до трех лет. Это идет из семьи, от родителей. Были времена, когда наши бабушки и прабабушки знакомились со своим суженым только перед свадьбой. И неплохо жили. Значит, проблема не в выборе, а, повторюсь, в способности к любви и самопожертвованию.

– Современное общество, к сожалению, воспитывает в человеке потребителя, ищущего в жизни легкие пути. И многие в наши дни официальному браку предпочитают гражданский. Однако Патриарх Кирилл в упомянутом ранее Слове осуждает желание «просто пожить вместе». Такая форма отношений, по его мнению, разрушает подлинную любовь. Почему?

– Потому что на самом деле идет не притирка, а обидная друг для друга проверка: что ты умеешь и не умеешь, и чего ты, соответственно, стоишь. В этой связи мне вспоминается замечательный фильм «Девчата», в котором главный герой, желая помириться со своей девушкой, говорит: «Тось, ну хочешь, испытай меня, если не веришь». А она ему: «Что ты – трактор, чтобы тебя испытывать?» Лучше не скажешь. Действительно любящий человек не захочет унижать другого недоверием.

С кем бы человек ни начинал строить семейную жизнь, он пройдет периоды искуса. Ведь готового счастья не бывает… Счастье надо тоже выращивать терпеливо и многими трудами с обеих сторон.
(архим. Иоанн Крестьянкин)

Продолжая аналогию с транспортными средствами, приведу такой пример. Вот вы пришли в автомобильный салон выбирать машину. Смотрите одну, вроде бы все хорошо, а прикуриватель не работает. Вам этот прикуриватель не сильно-то и нужен, потому что вы не курите, но все равно непорядок. Другая машина слишком низкая, у третьей – расход бензина большой. Наконец выбор сделан, вы покупаете автомобиль и отправляетесь домой. Но по дороге вдруг спускается колесо. Ничего, думаете, вы. Исправим. Починим. Поскольку эта машина уже полностью ваша, то и отношение к ней теперь совсем другое.

В гражданском браке любая, даже незначительная «поломка» вызывает желание сменить партнера. А в официальном трудности только закаляют, приходит осознание, что это твоя жена, твой муж. И надо вместе исправлять ситуацию. Совсем другой уровень отношений. Вообще печать меняет многое.

– Она, например, обязует жену смиряться перед мужем, а это современной женщине ой как нелегко, особенно если у нее интеллектуальный уровень выше, чем у мужа, и карьера удачнее…

– На приходе сельского батюшки прихожанином может быть и профессор. Но докторская диссертация не делает профессора священником. Вот и в семейных отношениях от мужчины требуются не интеллектуальные способности, а духовная зрелость. Перед Богом за жену отвечать мужу, а не наоборот. И, если возникнет необходимость, именно мужчине придется брать в руки оружие, чтобы защищать страну, свою семью, а не наоборот. Муж как глава семьи должен иметь прочный нравственный стержень и повышенное чувство ответственности. Рядом с таким мужчиной женщине легко быть женщиной. Истинное смирение – это всегда дар. А показная покорность, когда жена повязывает на голову платок и опускает глаза долу, но в душе у нее клокочет вулкан, не нужна никому. Смирение как победа над собственной гордыней – удел сильных и мудрых.

– Предположу, что это и добровольная, осознанная жертва во имя мира, ведь «смирение» и «мир» – слова близкородственные…

– А мир и покой в семье – очень важны. Чтобы не разрушать мир, по важным, ключевым вопросам супругам надо держать общий совет, иногда – и вместе с детьми.

Без глубокого взаимного уважения взрастить любовь невозможно

Без глубокого взаимного уважения взрастить любовь невозможно

– Бывает, муж (жена) что-то сделал неправильно, ошибся (ошиблась) в очень важном деле, и – посыпались обвинения …

– Это бессмысленно. Авва Дорофей говорил, что само дело – только одна восьмая этого дела, а семь восьмых – сохранение мира при совершении этого дела. То есть мир в семье в семь раз важнее любого дела. А ошибиться может каждый. Причем, тот, кто ошибся, наверняка, и так переживает.

Только глазами любви мы можем видеть человека таким, какой он есть в самой своей глубине, в самой своей сущности, и соответственно к нему относиться. Так относится к нам Бог.
(митр. Антоний Сурожский)

– Куда страшнее так называемые неразрешимые противоречия. Речь идет о столкновении разных семейных укладов. В одной семье, предположим, культивировался здоровый образ жизни, совместные поездки на природу. А в другой – лишь диван перед телевизором. Одни живут от получки до получки, транжиря деньги без счета. Другие ухитряются накопить на машину или даже квартиру. А то, что человек вынес из семьи, для него, как правило, свято.

– В этом смысле был очень хорош институт сватовства, когда молодых людей находили в одной сословной среде, с похожим укладом жизни. И споров о том, что такое «хорошо», и что такое «плохо», у них не возникало. А современной молодежи советую поговорить о таких вещах еще до вступления в брак. И еще. Я не думаю, что в семье есть неразрешимые противоречия. Есть нежелание при отсутствии любви делать шаги навстречу друг другу. Любящие супруги всегда найдут компромисс.

– Отец Илия, а как Церковь относится к разводу? По Евангелию есть только одна причина для такого поступка – прелюбодеяние.

– В ветхозаветные времена развод был разрешен, по слову Спасителя, из-за жестокосердия людей. Многие были настолько необузданны в своих страстях, что могли в гневе убить жену или мужа. Так лучше развод, чем убийство. Современные люди в своем духовно-нравственном развитии недалеко отстоят от ветхозаветного человека, поэтому Церковь допускает развод как снисхождение к человеческой слабости. Если есть угроза жизни жены или детей, то лучше развод. Но прежде, чем решиться на такой серьезный шаг, сходите в церковь, посоветуйтесь со священником.

В наше время многие разводятся только потому, что «не сошлись характером». Но где гарантия, что в следующем браке вы обретете счастье? Если не научитесь любить, наступите на те же грабли. Связывать себя узами супружества надо только один раз – и на всю жизнь.