Назад

Чечня. Вера на острие ножа

Я давно чувствую себя москвичкой, но память не отступает, не дает уснуть и упрямо возвращает в город моего детства – Грозный.

Огонь войны попалил человеческие жизни, судьбы и души... Пострадали и святыни. Но этот храм, к счастью, восстановили

Огонь войны попалил человеческие жизни, судьбы и души… Пострадали и святыни. Но этот храм, к счастью, восстановили

Герои нашего времени

В сентябре 2006 года бывшему президенту республики Алу Алханову за помощь в восстановлении православного храма Архистратига Михаила в Грозном был вручен орден Русской Православной Церкви. Но при этом СМИ как-то забыли упомянуть, что прихожан для вновь отстроенного храма в Грозном практически не осталось, а те, что есть, – одинокие старики, не захотевшие бросать родные места да так там и оставшиеся. В 1991 году в Грозном проживали примерно 250 000 русских, в 1999-м – около 500 человек… Сейчас правительство Чечни возвращает квартиры беженцам двух последних войн, и число русских там несколько возросло.

В 1991 году в Грозном проживали примерно 250 000 русских, к 1999-му остались около 500

В 1991 году в Грозном проживали примерно 250 000 русских, к 1999-му остались около 500

На личном опыте

Мы с мужем приезжали в Грозный в 2010 году и не могли не зайти в единственный там православный храм. В церковном дворике топтались вооруженные люди. На столе под навесом красовалась куча «калашниковых» и магазинов к ним.

– Это федералы, – шепнул мне муж и подергал кованую калитку. – Заперто. – Ребят, вам чего? – крикнул один военный.

Муж пустился в поднадоевшие за пару дней объяснения: мол, приехали из Москвы… девушка тут раньше жила… хотела бы посмотреть…

– Закрыто, – хмуро сказал второй федерал и сплюнул в пыль. – Завтра приходите с утра.

– Да мы тут ненадолго, – сказала я заискивающе.

Военный со скукой поглядел в небо.

– Ладно, извините. Пойдем отсюда, – мы развернулись уходить.

– Молодые люди! – раздалось за спиной. Из одноэтажного домика в глубине двора вышел седой мужчина в брюках и клетчатой рубашке.

– Вы церковь хотели посмотреть? Я сейчас открою, раз такое дело.

Калитка распахнулась.

– Георгий, – представился седой и пожал мужу руку. – А я смотрю, русские ребята. Припозднились вы. У нас тут последняя служба в пять, и потом все, до утра закрываемся. Ну ничего, раз такое дело, ничего…

Здесь русский дух

Квадратную комнату заливало вечернее солнце. По стенам висели иконы в простых окладах, лампады были погашены. Вся церковь запросто уместилась бы в уголке знаменитой грозненской мечети «Сердце Чечни», но – возможно, из-за сочетания свежей побелки и ярко-бирюзовых откосов, из-за оранжевых солнечных пятен на полу – она казалась просторной и легкой.

История российско-чеченских взаимоотношений – а значит, и отношений православных верующих с мусульманами на Северном Кавказе – насчитывает почти половину тысячелетия

История российско-чеченских взаимоотношений – а значит, и отношений православных верующих с мусульманами на Северном Кавказе – насчитывает почти половину тысячелетия

– Ее ведь разбомбили, потом отстраивали. Правительство деньги выделило. Вот потолок почему-то сделали прямым. Раньше-то был сводчатый, помните? Но у нас мало прихожан, так что кому на этот потолок смотреть, раз такое дело. По праздникам человек пятьдесят собирается, на воскресные службы и того меньше.

– А вообще в Грозном много русских живет?

– Считается, что тысяч семь. Старичье в основном, вроде меня. Дети у меня в Гулькевичах, внучка в Москве, а я, отсюда уже никуда.

На прощание он сказал нам:

– Храни вас Бог, молодые люди.

В сумерках мы помахали ему и направились к дороге. За спиной лязгнул ключ в калитке.

– Слушай, я так и не поняла, кто этот Георгий, священник что ли? – спросила я.

– Капеллан, – мрачно ответил муж.

Военный священник, значит. Что ж, в этом есть горькая доля истины…

На горе стоял Шамиль…

История российско-чеченских взаимоотношений – а значит, и отношений православных верующих с мусульманами на Северном Кавказе – насчитывает почти половину тысячелетия. Первая русская крепость появилась на месте слияния рек Сунжи и Терека в 1567 году. Двадцать лет спустя, когда в Москву прибыло первое чеченское посольство во главе с Батай-Мурзой Окоцким, отношения вышли на высший государственный уровень, был оформлен вассалитет.

Противостояние религиозных конфессий возникает с появлением и распространением в Дагестане и Чечне идей радикального ислама

Противостояние религиозных конфессий возникает с появлением и распространением в Дагестане и Чечне идей радикального ислама

Как следует из исторических документов, в то время населению многих кавказских регионов было свойственно толерантное отношение к другим религиям. Так, например, мусульманство прекрасно соседствовало с иудаизмом в Дагестане и мирно уживалось с православным христианством в Осетии и Кабарде.

Противостояние религиозных конфессий возникает с появлением и распространением в Дагестане и Чечне идей радикального ислама. В 1823 году бухарец Хасс-Мохаммед приносит на Кавказ суфийское учение «мюридизм» («послушничество»). Возникают идеи возродить падающий ислам через свержение – как говорят мусульманские духовные учителя – «иноверного русского ига».

Спустя шесть лет Кавказ объявляет против русских и их союзников священную войну – газават. Ни о какой толерантности речи больше не идет: муллы обещают мусульманам гурий по количеству убитых неверных, православные священники благословляют на бой – а что остается делать, когда «злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал». Начинается Кавказская война. Она завершится к 1864 году победой русских и упрочением Православия. Но современные идеологи кавказского исламизма недалеки от истины, утверждая, что Кавказская война длится непрерывно с тех пор и до наших дней…

Ирина Пименова